Духовный инкубатор

В Библии можно выделить две основные мировоззренческие группы неверующих, обозначаемые понятиями «эллины» и «иудеи». Но только ли неверующий неверующему рознь? Все ли, из тех, кто уже принял Христа, одинаковы в своем мировоззрении? Все ли одинаково воспринимают реальность? Все ли одинаково относятся к церкви? Не секрет, например, что одни ходят в церковь для того, чтобы что-то получать, другие – чтобы отдавать. И, хотя все верующие призваны ко второму, насколько осуществимо такое в реальности?

Давайте рассмотрим два послания апостола Павла: Первое послание Коринфянам и Послание к Ефесянам. Кому адресованы оба этих послания? Святым, то есть, верующим (1 Коринфянам 1:2, Ефесянам 1:1). О чем же пишет Павел святым в Коринфе? Товарищи святые, одумайтесь! Посмотрите, что у вас там творится: расколы, кровосмешение, пьянство, самопревозношение… Согласитесь, не очень-то все это сочетается с сегодняшним пониманием слова «святой»? Но в Библии «святой» значит «не такой как все», отделенный для определенной цели. И апостол учит: происходящее у вас вовсе не значит, что вы не святые. То, что вы – святые, значит, что подобного у вас твориться не должно.

Можем ли мы найти что-либо подобное в послании Ефесянам? Читая это послание, трудно удержаться от благоговейного восторга. Оно – квинтэссенция апостольского учения. «Тайна» в нем – ключевое понятие. Тайна эта была сокрыта в Боге от вечности, но ныне явлена Иисусом Христом: Церковь – изначальная и конечная цель Божьего творения. Почему же Павел не сообщает об этом Коринфянам? Ответ прост: те к этому ещё не готовы. В то время, как оба рассматриваемые послания адресованы «святым», в последнем имеется уточнение: «святым и верным». «Верные» – особая характеристика у Павла. Более двадцати раз в дошедших до нас посланиях он упоминает или рекомендует отдельных христиан как «верных» (Римлянам 16:10; Первое Коринфянам 4:2, 17; 7:25; Второе Коринфянам 6:8, 15; Галатам 3:9; Ефесянам 1:1, 6:21; Колоссянам 1:2, 7; 4:7; 9; Первое Тимофею 1:12; 4:3, 10, 12; 5:16; 6:2; Второе Тимофею 2:2; Титу 1:6). Таковым-то и предназначено Послание Ефесянам.

Что же касается коринфян, апостол с сожалением пишет им: «Я не мог говорить с вами, как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами во Христе» (1 Коринфянам 3:1). Младенец не в состоянии ничего отдавать. Он только начинает учиться ходить, общаться, следить за собой. И когда малыш, сделав несколько первых шагов, падает, мы не говорим ему: «а ну, вставай, ты родился для того, чтобы вырасти взрослым и уметь ходить. Если еще раз упадешь – ты больше не наш ребенок». Конечно же нет! Мы его поднимаем, вытираем нос, меняем подгузник, ведем за руку. Мы ему уделяем особое внимание, ведь он еще младенец! Он не в состоянии заботится о себе и, тем более, – о других. О нем самом нужно заботиться. Он ещё не может воспринимать твердую пищу (Евреям 5:13-14), и глубин Послания Ефесянам ему не переварить.

Достижение зрелости, как правило, требует времени. Принимая Христа, каждый исповедует Его своим Господом и Спасителем. Но, согласитесь, сначала реально нас интересует только спасение. Лишь со временем верующий осознает, что же означает Господство Христа на самом деле.

Попробуем провести аналогию, сравнив жизнь церкви с работой автомобильного двигателя, а людей – с топливом. «Верные» – это топливо, совершающее работу в цилиндрах двигателя. «Младенцы во Христе», это – карбюратор, где топливо, подвергаясь обработке воздуха (т.е. Духа – замечательно, что по-гречески это одно и то же), доводится до необходимой кондиции – до состояния, когда оно способно производить работу. «Иудеи» – это бензобак. Отсюда топливо может поступать в карбюратор. «Эллины» же –естественные ресурсы. Это – та сырая нефть, до которой еще надо добуриться, извлечь ее, очистить, перегнать. Это – та область, где нужно прилагать особые усилия. Это почва, которая не сможет принести обильного урожая без предварительной подготовки. Это те, для кого проповедь Христа распятого – безумие. Каким богатым ни было бы содержание микроэлементов в почве, если поверх ее уложен асфальт неверия, то, предварительно не разбив его, сеять здесь бессмысленно. Какой хорошей ни была бы здесь нефть, ее еще предстоит добыть и переработать в топливо.

Теперь мы можем посмотреть, что же на самом деле и почему традиционные методы благовестия, так хорошо, якобы, работавшие десять лет назад, теперь столь малоэффективны? Для этого нужно решить – а было ли распределение людей по мировоззрениям в Советском Союзе нормальным? На протяжении нескольких поколений проповедь Евангелия была запрещена. Человек не мог позволить себе роскошь быть младенцем во Христе долгое время. Как только он начинал задумываться о вере, он попадал под жестокий прессинг на работе, в семье, в отношениях с окружающими. Ему нужно было либо сразу же продвигаться дальше, становиться твердым верующим и отстаивать свои убеждения, а на это он в большинстве случаев был неспособен. Как правило, человек отступал, не выдерживая этого давления. По сути, младенцев быть не могло в принципе. Церковь была подобна семье, в которой нет детей.

Однажды общался с пастором церкви, стойко пережившей период гонений, и он сетовал: «Как я скучаю по старым временам! Вот где была настоящая церковь! Вокруг были только одни твердые верующие: каждый знал, куда прийти, где стать; когда встать, когда сесть; когда открыть песенник, когда – закрыть. Никто во время служения туда-сюда не ходил; не было патлатых; не было небритых. Любой был готов стоять за свои убеждения до конца. Это была настоящая, крепкая церковь!»

Можно понять этого человека, который всю жизнь провел в церкви, где, в основном, были только «верные», а теперь столкнулся с новыми условиями, когда ее заполнили «младенцы во Христе». К тому же, некоторые из них еще и страдают, так сказать, «синдромом Никодима»: у них богатый опыт деятельности в различных организациях, и они пытаются «протиснуть» мирские знания через игольное ушко в Царство Божье – дают служителям советы, как руководить церковью. А пастор этого не любит. А еще младенцы любят задавать вопросы. Причем такие, над которыми наш пастор вообще никогда не задумывался – просто делал все, как обычно… Словом – сплошной беспорядок!

Но именно такой должна быть растущая церковь! Как гласит восточная мудрость, «дом с детьми – базар, дом без детей – мазар (кладбище)». В церкви, для нормального ее развития, должны преобладать люди молодые (как физически, так и духовно), потому что это – ее будущие служители. Просто им еще предстоит взрасти, овладеть навыками хождения пред Господом, укорениться в Слове Божьем. Но иначе, когда нынешние служители уйдут (то ли естественным путем, то ли переехав куда-нибудь), заменить их будет некому. Церковь будет и твердая, и готовая к испытаниям, но – умирающая.

Во времена гонений «младенцев» в церкви практически не было. Но где-то же находились люди, которым в нормальных условиях надлежало бы быть младенцами? Среди «верных» они еще не могли быть, среди «эллинов» их уже не было. Где же они были? Они оставались «иудеями» – теми, кто, как говорит Писание, был лишь предуготовлен к Благой Вести.

Следуя топливной аналогии, в советские времена усилия властей были направлены на то, чтобы не позволить топливу поступать из бензобака в карбюратор. На «верных» повлиять было невозможно – они, как полагается святым, признавали высшей властью лишь власть небесную. Но те, кто при нормальных условиях должен был бы уже быть в карбюраторе, оставались в бензобаке. Что получалось? Хотя в цилиндрах и было некоторое количество топлива, карбюратор был сух. Но в то же самое время бензобак был переполнен. Давление в бензобаке было настолько большим, что стоило лишь чуть-чуть приоткрыться – даже не двери еще – щелочке для благовестия, содержимое бензобака тут же хлынуло в карбюратор и залило его. Это и был тот самый момент, когда казалось, что вот оно – массовое пробуждение…

Что же произошло в итоге? Практика показывает, что для динамичного развития церкви на каждого «верного» должно приходиться человек пять «младенцев во Христе». Если их больше, многие из них остаются не охваченными вниманием, учением, наставничеством, попечением; они не всегда видят перед собой образец для подражания (1 Коринфянам 4:16). Когда карбюратор залит сверх нормы, в цилиндры поступает топливо, недостаточно обогащенное воздухом, и двигатель начинает коптить из-за неполного сгорания. Большая же часть топлива и вовсе проливается на землю, и его не так-то просто будет снова собрать его в бензобак.

Конечно, про человека, покинувшего церковь, можно было бы сказать: «Значит, он недостаточно искренне искал. Искал бы настойчивей – остался бы». Но ведь он искал Бога! Это мы, дети Божьи, которым вверены ключи Царства, не были готовы к его приходу, не предусмотрели хода событий и не были готовы принять такое количество людей. Без достаточного количества подготовленных служителей церкви превращались в детские ясли без нянечек, в собрания оставленных без попечения младенцев. Отсюда - и результат.

«Библейская стратегия благовестия»

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин