Рождение науки. Отрывок из книги «Библейские основания науки

Современная наука имела длительный «эмбриональный» период развития, история которого уходит в древнейшие века. Но подлинное ее рождение, революционный прорыв в открытии законов природы, описываемых точными математическими формулами, и породивший революцию в технологиях, приходится именно на XVII век.

Еще во II веке н.э. Клавдий Птолемей (100 – 170) провел колоссальную работу, обобщив астрономические данные, накопленные в древней Греции и Вавилоне. Но прошло несколько столетий, прежде чем христианство стало доминирующим мировоззрением Европы и, как следствие, континент покрыла сеть университетов и библиотек, а исследовательская деятельность из ремесла превратилось в особый род исполнения человеком божественного повеления возделывать и оберегать творение.

Тогда-то и стал подниматься вопрос: если планеты движутся с отклонениями от вычисляемых нами орбит, то либо мир был сотворен несовершенным, либо наши представления о том, каким он сотворен, несовершенны. И для ученых ответ был однозначен: в замысле Создателя ошибок быть не может! Именно поэтому и Тихо Браге (1546 – 1601), и Иоганн Кеплер (1571 – 1630) потратили годы жизни в поисках причины наблюдаемой погрешности.

Изначально Кеплер получил богословское образование и мечтал стать протестантским пастором. Однако, будучи небогат, он был вынужден принять предложение поработать для начала профессором математики в университете Граца. Впрочем, ученый не считал науку чем-то принципиально отличным от богословия. Он был твердо убежден, что, по его собственному утверждению, «главная цель всех исследований мира должна состоять в том, чтобы обнаруживать тот разумный порядок, который установлен в нем Богом, и открывается нам на языке математики».

Впоследствии Браге, оценив талант молодого ученого, пригласил его присоединиться к собственным исследованиям, которые тот продолжил после кончины своего наставника. В результате целенаправленных усилий Кеплер открыл законы обращения планет, названные его именем и ставшие сегодня частью школьной программы по физике. Причиной систематической погрешности всех предшествующих астрономических систем оказалось то, что те предполагали круговую форму планетарных траекторий, в то время как в реальности орбиты оказались эллиптическими.

Вот как сам ученый подводит итог своей работы: «Благодарю Тебя, Творец и Бог, давший мне эту радость постигать Твое творение, радоваться произведениям рук Твоих. Вот я завершил труд, к которому призван. Я использовал все таланты, вверенные моему духу».

Исаак Ньютон (1642 – 1727), помимо своих основных занятий математикой, механикой, оптикой и прочими науками, уделял немалое внимание библейским исследованиям – герменевтике, хронологии, толкованиям пророчеств Даниила и Иоанна Богослова. В своей работе «Принципы математики» великий ученый писал: «Как немощные рабы, мы нуждаемся в Боге. В меру нашего ума мы должны постигнуть мощь и величие Божественного Знания и предаться Ему. Всевышний Бесконечен и Абсолютен. Он Всемогущ и Всеведущ. Его существование сопряжено с вечностью. Он знает обо всём, что было, и обо всё, что будет. Он Бесконечен и Безграничен. Он – Вечносущий. Существование Его бесконечно. Он присутствует повсюду. Находясь в любое время в любом месте, Он создаёт время и его промежутки».

Рассказывают, что как-то раз в кабинет Ньютона заглянул приятель-агностик (безбожники в те времена предпочитали называться агностиками, поскольку слово «атеист» носило весьма негативный оттенок) и увидел там искусно изготовленную действующую механическую модель солнечной системы. «Кто сделал это чудо?», – воскликнул он восторженно. «Никто, – был ответ, – само образовалось». «Ты шутишь?», – догадливо улыбнулся гость. «Отнюдь! – отозвался ученый, – Ты же веришь, что гораздо более сложный оригинал возник сам по себе. Как же тогда само по себе не может возникнуть и его примитивное подобие?»

Открытые Ньютоном и названные его именем законы движения позволяли определить, как будет двигаться тело, если известно, какая сила к нему приложена. Рассматривая же Законы Кеплера, Ньютон задался вопросом: а можно ли решить обратную задачу? Если нам известно то, как движутся планеты, можем ли мы узнать, какова же сила, которая заставляет их двигаться именно таким образом? В ходе решения этой задачи ученому пришлось развить систему дифференциальных исчислений, и в итоге была выведена простая и изящная формула Закона всемирного тяготения. Оказалось, что сила, ответственная за планетарное обращение, пропорциональна массам взаимодействующих тел и обратно пропорциональна квадрату расстояния между ними. Так что когда вам в следующий раз скажут, что Ньютону, якобы, упало на голову яблоко, и что именно в результате данного происшествия великий ученый узнал значение гравитационной константы с точностью до восьмого знака после запятой, следует понимать, что история эта слегка преувеличена.

Предшественник Ньютона, основатель экспериментального подхода в науке Фрэнсис Бэкон (1561 – 1626) писал: «поверхностная философия склоняет ум человека к безбожию, глубины же философии обращают умы людей к религии». Открытия ученых, совершивших научную революцию, были не только порождением их религиозных взглядов, но и бесспорным подтверждением истинности их убеждений. Именно вера в Единого Бога – Законодателя произвела на свет современную науку.

Разработанный учеными-христианами научный метод доказал свою эффективность, и сегодня им может пользоваться любой исследователь, независимо от собственного мировоззрения. Тем не менее, открытия в природе разумного замысла, выражаемого на точном языке математики, не могут не вызывать благоговения. Альберт Эйнштейн (1879 – 1955) впоследствии признавал: «Мы находимся в положении ребенка, зашедшего в огромную библиотеку, забитую книгами на разных языках. Ребенок знает, что кто-то должен был эти книги написать. Но он не знает, как это удалось сделать. Он не понимает языков, на которых они написаны. Ребенок смутно подозревает, что в расстановке книг есть некий мистический порядок, но не знает какой. Так, мне кажется, соотносятся с Богом даже самые умные люди. Мы видим удивительно устроенную, подчиняющуюся определенным законам Вселенную, но лишь неясно понимаем, что это за законы»

«Каждый серьезно занимающийся наукой, приходит к убеждению, что в законах Вселенной проявляется духовное начало, несоизмеримо превосходящее духовные возможности человека. Перед лицом этого духа мы со своими скромными силами должны чувствовать смирение».

(Из книги «Библейские основания науки». Готовится к печати.)

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин