Правила выживания на планете подростков от писательницы Варвары Еналь

Варвара Еналь написала не одну, а целый цикл книг «Живые» — о красивых и умных детях, которые живут без взрослых на орбитальной станции под присмотром роботов. Когда этим детям исполняется 15 лет, с ними происходит нечто особенное, и они либо открывают путь во взрослый мир, либо нет…

А вот в реальной жизни и дети, и взрослые живут на одной планете, а потому, нуждаются в гармоничных взаимоотношениях и понимании друг друга. Что помогает сберечь мир и взаимное уважение в семье писательницы и многодетной мамы Варвары Еналь, она сама и рассказала «Клубу LIFE».

У многодетных мам свои секреты тайм менеджмента — посчитана каждая минутка и распределено всё, что нужно сделать. Я знаю, сколько мне нужно времени на уборку, приготовление еды и на то, чтобы сделать уроки с младшим ребёнком, и укладываюсь в этот график. А книги я пишу всегда по утрам — выделяю два-три часа на работу над романами. В среднем мне нужно полгода, чтобы написать книгу на 14-15 авторских листов (количественная единица измерения объёма литературного произведения, 40 тыс. знаков — ред.)

Когда я писала первую книгу, её читала старшая дочь. Она мне постоянно говорила: «Мама, давай продолжение! Мама, ты сегодня писала?»

Роман «Живые» — не первая моя книга, но его читали все мои дети, и они буквально вырывали из принтера листы с продолжением и спорили, кто будет читать первым. Книга несёт аллегории на некоторые библейские истины, в частности, что Бог есть любовь, и все отношения между людьми строятся на любви. В книге дети в возрасте 15 лет начинают понимать, что ценности, которым их учили роботы — лживые. Ведь у них там есть свои «десять заповедей»: «не кради, не обзывайся, не обманывай…» но нет ни слова о любви — роботы этому не учат. И так одна из главных героинь понимает, что ей надо найти или создать свои собственные истины, которые ей помогут существовать, двигаться и побеждать.

Подростковый возраст тем и интересен, что ребёнок взрослеет и начинает переоценивать свою жизнь, родительские ценности, поступки.

Пытается примерить взрослую жизнь и найти своё место. Он начинает взвешивать ценности родителей — действительно ли они стоят того, чтобы их принимать для себя? Если он не видит искренности в своих родителях, то отметает их ценности как шелуху. Зачастую, отсюда и возникает конфликт поколений. 

В 15 лет я была бунтаркой. Пыталась найти себя и найти то, что бы меня увлекло. Но с родителями были сложные отношения — мы не ссорились, но не было взаимопонимания. Они много работали, и нас, как и всех моих сверстников в те времена, воспитывали продлёнки, садики и лагеря. Мне очень недоставало общения с родителями. Помню, когда мне исполнилось 8 лет, родилась одна из моих младших сестёр, и у мамы был год декретного отпуска. Очень хорошо помню это время — я каждый день летела со школы на крыльях, ведь у меня мама дома!

В принципе, с моими детьми глобальных сложностей не было. Со старшей дочерью Полиной у нас разница всего 19 лет. С одной стороны я — мама — тот человек, который всем распоряжается в доме, и она от меня зависит. С другой стороны мы были как подружки, ей интересно было со мной болтать о том, что она купила, что сделала, с кем встречалась.

У меня были сложности со средней дочерью. У неё непростой характер из-за неврологического заболевания, об этом нас и врачи предупреждали. И когда пришёл подростковый возраст, она криком реагировала буквально на всё. И я, конечно, плакала по ночам. Потому что это мой ребёнок, моя боль, и было сложно в отношениях. Я очень сильно переживала.

Однажды вечером я попала на сайт, где общались мамы, у которых дети были с таким же диагнозом. И меня удивил один комментарий. Эта женщина написала, что принимает своего ребёнка таким, какой он есть.

И я поняла, что это та позиция, на которой я могу стоять: я люблю свою дочь такой, какая она есть! Я могу говорить ей о своей любви каждый день, могу её поддерживать!..

Когда я заняла эту позицию, внутри меня как будто что-то отпустило, наступил мир и покой.

До сих пор неврология остаётся, но Яна закончила хорошо школу, поступила в университет, подрабатывает по специальности. У нас с ней дружеские отношения, и в целом всё вырулилось. Ребёнок вырос, стал зрелой самостоятельной личностью — это то, к чему мы и стремились!

Что помогло не потерять близость с детьми, когда они стали подростками?

В первую очередь, конечно, любовь. Есть удивительная книга «Пять языков любви» (Гэри Чепмен). Мы её читали с детьми, разбирали, у кого какой язык, говорили о том, как мы выражаем любовь друг ко другу и поддерживаем друг друга. Я стараюсь использовать все пять языков любви, чтобы они были уверены, что их любят.

Второе — это честность, искренность и доверие к ребёнку. Я поняла, что нужно давать детям право на ошибку и возможность исправлять свои ошибки. Потому что все мы люди, все согрешаем, а Бог нас простил, искупил и принял такими, какие мы есть.

Мы изначально даём друг другу право на ошибку, как и право её исправить. Поэтому, если не прав — извиняешься, исправляешься и идём дальше.

Мы — верующая семья, и каждый вечер мы молимся.

Сейчас только с двумя младшими, но когда все четверо были маленькими, мы все вместе собирались, молились и читали вслух книги. Мы говорили об истории христианства и библейских сюжетах, и каждый раз всё осмысливали. Я помогала детям разобраться, действительно ли они хотят принять христианство. Мне очень хочется, чтобы это была их собственная вера, а не вера их мамы. Каждый должен сам родиться от Бога.

Мой формат счастья — вера в Бога и моя семья. И творчество!

Видео интервью полностью.

Также смотрите и читайте это интервью на сайте klub.life по ссылке!

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Как найти спутника жизни, если уже за тридцать? и Чудеса случаются там, где в них верят (свидетельство)

Клуб LIFE