Дракон пророка Даниила

Небезынтересный рассказ, связанный с драконом, мы можем найти в другом древнегреческом источнике еврейского происхождения – тексте из греческой версии Ветхого Завета, обычно обозначаемой LXX (римское число семьдесят) и называемой Септуагинта или «Перевод семидесяти толковников» (именно столько специалистов было, согласно преданию, собрано в Александрии в 271 году до Р.Х. по повелению царя Птоломея Филадельфа для осуществления этого грандиозного по тем временам проекта). Речь идет о четырнадцатой главе Книги пророка Даниила, отсутствующей в общепринятом каноническом тексте. 

Историческая подлинность Септуагинты подтверждается как археологическими данными (обнаруженные в районе Хирбет-Кумрана древнееврейские манускрипты практически полностью соответствуют LXX), так и косвенно: непосредственно ее цитируют Христос и апостолы. Однако при последующих многочисленных переписываниях, при пересмотре библейских текстов Советом Ямниа около 100 года н.э., при переходе на квадратный ассирийский шрифт «нового» иврита, а также при введении в письмо гласных знаков, этот фрагмент был исключен из еврейских книг Священного Писания. Поэтому он не вошел в нынешний канонический состав Библии, при формировании которого использовался позднееврейский (IX в. н.э.) массоретский источник. В наши дни этот фрагмент приводится в качестве приложения в критических изданиях Библии, основанных на различных древних текстах, а также присутствует в славянских и латинских Библиях, изначально имевших в своей основе Септуагинту. 

Хотя часть исследователей считает этот фрагмент апокрифичным (т.е. имеющим отличное от оригинального текста Библии происхождение), древнейший содержащий его древнееврейский манускрипт датируется не более чем на пятьдесят лет позднее создания оригинала Книги пророка Даниила, до нас не дошедшего. Впрочем, оставим богословам вопрос, как относиться к так называемым Второканоническим книгам и главам Священного Писания с догматической точки зрения, и будем рассматривать этот текст исключительно как литературный источник.

Итак: «Был на том месте большой дракон, и Вавилоняне чтили его. И сказал царь Даниилу: не скажешь ли об этом, что он медь? Вот, он живой, и ест, и пьет; ты не можешь сказать, что это бог неживой; итак, поклонись ему. Даниил сказал: Господу Богу моему поклоняюсь, потому что Он Бог живой. Но ты, царь, дай мне позволение, и я умерщвлю дракона без меча и жезла. Царь сказал: даю тебе. Тогда Даниил взял смолы, жира и волос, сварил это вместе и, сделав из этого ком, бросил его в пасть дракону, и дракон расселся [т.е. издох в мучениях – авт.]. И сказал Даниил: вот ваши Святыни!» (Даниил 14:23-27).

Приведенное описание поражает простотой и бытовой достоверностью деталей. Похожий на использованный Даниилом метод борьбы с драконом еще не так давно применялся эскимосами при охоте на полярного гиганта – белого медведя. Китовый ус скатывался вместе с жиром в ком и подбрасывался зверю, который тут же его проглатывал. В желудке животного жир растапливался, и ус, расправляясь, протыкал его. Даниил же мог использовать для этой же цели конский волос или что-либо подобное, приведшее к закупорке кишечника животного. При этом из текста очевидно, что такой способ борьбы с драконами был Даниилу прекрасно знаком – он решился на пари, не задумываясь, и был заранее уверен в своем успехе. По-видимому, Даниил (или автор этого фрагмента, если текст апокрифичен) имел возможность и ранее наблюдать, а может быть, даже применять его. Так что этот дракон, скорее всего, не был единственным.

Опять же, археологические данные ставят под сомнение возможное утверждение о мифичности этого сюжета. Действительно, в древнем Вавилоне был широко распространен культ драконов. Их изображения, встречающиеся на различных предметах и сооружениях, без особого труда можно отождествить с теми или иными разновидностями ныне вымерших рептилий, а лапы змееголового чешуйчатого дракона Сирруш, изображения которого украшают знаменитые ворота Иштар, построенные в 575 г. до н. э. по приказу царя Навуходоносора, весьма напоминают птицепалые ступни игуанодона. И если драконы или, говоря современным языком, динозавры еще существовали во времена Даниила, вполне вероятно, что один из них мог содержаться в каком-либо из множества святилищ Вавилона.

Согласно хроникам XII-XVI веков, в пещере «Драконья яма» под Вавельским холмом на берегу Вислы обитал дракон-живоглот Смок. Победить этого дракона сумел мальчик, использовав уже известный нам метод: он взял смолу, серу, конский волос, солому и прочие составляющие, зашил их в овечью шкуру и подбросил дракону. Сегодня Вавель – нагорный исторический архитектурный комплекс в Кракове, включающий Королевский замок и Кафедральный собор, особый национальный символ Польши. В Вавельском соборе, возведенном в 1020 г. до сих пор хранятся «кости дракона» – предположительно, того самого.

(По материалам книги Сергей Головин, Вячеслав Хачатурян. "Динозавры в Библии и в истории")

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин