C плотью и кровью

Шокирует ли вас вид подростков? Их одежда, их поведение, их манера общаться? Если да, – цель достигнута. Шокировать – стремление большинства из них. Подростку крайне необходимо ощущать свою значимость в этом мире. «На меня реагируют, значит, я существую». Согласитесь, вызывать реакцию окружающих победами в спортивных состязаниях или на математических олимпиадах дано далеко не всем. Остается шокировать своим видом. Подростки инстинктивно стремятся выделяться, быть не как все, противостоять веяниям моды. Их не смущает, что в итоге они все одинаковы. Просто мода у них своя, подростковая.

Конечно, в советские времена столь разнообразных возможностей, как сегодня, подростки не имели. Но и недостатком фантазии тоже не страдали. В моей школе среди парней было особо популярно носить на горле кулон, подобный лезвию бритвы, а среди девчонок – клипсы в виде грубых портняжных ножниц, как бы проткнувших мочку уха насквозь. Все было настолько натуралистично – передергивало от одного лишь вида. Невольно представлялись страдания, которые причиняли бы эти предметы, будь они настоящими. Выглядело, конечно, жутковато, но, при всем при том – забавно, в пределах допустимого. Никто не носил украшений в виде, скажем, гильотины или виселицы, тем более – с обезглавленным или висящим на них человеческим телом. Наверное, было бы не менее жутко, но уж совсем не забавно. Что может быть забавного в смерти?

Почему же нас не коробит, когда сотни людей вокруг, тогда и ныне, носят украшения в форме креста – орудия смерти и страданий, в сравнении с которыми гильотина или виселица – высшее проявление гуманности? Будучи прибит гвоздями ко кресту, человек часами корчился в муках, зная что умрет, и боясь, что это может случиться не скоро. Ответ прост: крест, то, чему было бы уместно считаться самым страшным символом смерти, стал символом жизни, символом триумфа над самой смертью! И мы, сораспявшись Христу, обрели жизнь в Нем через Его жизнь в нас (Галатам 2:19-20).

Апостол пишет: «Так вот, раз вы приняли Христа Иисуса как Господа, живите в единении с Ним, укореняясь в Нем, созидая на Нем свою жизнь, укрепляя себя верой, в которой вы были наставлены, с сердцем, переполненным благодарностью! Смотрите, чтобы никто не завлек вас в сети пустым и лживым философствованием, идущим от людских преданий и стихий мира, а не от Христа. Потому что в Нем воплотилась и обитает вся полнота Божества. И вы обрели полноту жизни в единении с Ним – Главой Начал и Властей.

От Него вы приняли обрезание, но не то обрезание, которое совершается человеческими руками. Ваша плотская греховная сущность сорвана с вас, как одежда. Вот духовное обрезание, и его совершает Христос! Крещением вы погребли себя с Ним, крещением же воскрешены вместе с Ним – благодаря вере в силу Бога, поднявшего Его из мертвых. И вас, некогда мертвых из-за своих грехов и того, что вы, будучи необрезаны, не принадлежали к Божьему народу, – вас Бог вместе с Ним вернул к жизни.

Он простил нам все преступления. Он перечеркнул список наших долгов, предъявленных к оплате предписаниями Закона и уничтожил этот список, пригвоздив его к кресту. И этим Он обезоружил Начала и Власти и, выставив их всем на посмешище, провел как пленных в Своем триумфальном шествии» (Колоссянам 2:6-15, РБО).

В наши дни очень сильна тенденция отождествлять веру с доктриной. На вопрос «во что ты веришь?», невольно с языка срывается «Верую во единого Бога Отца Вседержителя, Творца неба и земли, всего видимого и невидимого…» (далее – по тексту), или, проще: «в Отца, Сына и Святого Духа». Правильные слова, выверенные. Но являются ли эти формулировки объектом нашей веры? Или же суть веры наша – в единении с Ним, в укоренении в Нем, в созидании на Нем своей жизни? Да, мы верим в Иисуса, Который есть Христос, Который пришел на землю, в Котором воплотилась вся Божественная полнота, и Который умер за нас; веруем в Бога, поднявшего Иисуса из мертвых. Веруем, что со Христом погреблись, и с Ним и воскреснем. Но вера – не набор догм, а жизнь в Нем; сопричастность Его смерти и Его жизни.

Я не противник доктрины. Без должного богословия мы подобны путникам, не имеющим карты, или, хуже того, с картой неверной. Но карта существует для путешествия, а не путешествие – для карты. Можно прослыть экспертом в картографии, и при этом, подобно географу из «Маленького принца», ни разу не покинуть уютного кабинета ради настоящих приключений. Можно до хрипоты спорить о неясных деталях доктринальной карты, ни разу не обратившись к удивительному компасу, который есть «Христос в вас, упование славы» (К Колоссянам 1:27). Потому-то апостол предупреждает: «Смотрите, чтобы никто не завлек вас в сети пустым и лживым философствованием, идущим от людских преданий и стихий мира, а не от Христа… Ваша плотская греховная сущность сорвана с вас, как одежда» (К Колоссянам 2:8, РБО).

Один из образов, которыми Библия описывает нашу новую жизнь во Христе – метаморфоз («преображение» в Римлянам 12:2), превращение гусеницы в бабочку. Стоит новорожденной бабочке расправить крылья, она тут же отправляется в полет. Ее не интересуют остатки сброшенной ею оболочки: мир, раскрывающийся перед нею куда увлекательней. И апостол призывает не увлекаться пустым лживым философствованием, идущим от людских преданий, не копаться в том, что было с нас удалено. Наш плотский покров сорван, мы – новая тварь.

В увлекательном мире бабочки много нового, неведомого вчерашней гусенице. В толковании деталей карты имеются расхождения. Да и не дано нам все понять и все сформулировать. Переизбыточествующая в нас благодать Божья – дар неизреченный (2 Коринфянам 9:14-15). Любовь Христова превосходит разумение (Ефесянам 3:19). Сталкиваясь с этими расхождениями, мы, взирая на наш духовный компас, следуем надежному принципу, что выработан и испытан Божьим народом на протяжении столетий: «В главном – единство; во второстепенном – свобода; во всем – любовь». Как только мы начинаем спорить о второстепенном, мы тут же подвергаемся опасности не только вытеснить главное, но и, что еще страшнее, утратить любовь.

Одно дело, когда эксперты-картографы – те, кто, посвятил жизнь профессиональному исследованию Священного Писания, – делятся своей точкой зрения с коллегами. И совсем другое, – когда дети Божьи, вместо того, чтобы поклониться Царю Царей и приобщиться Тела Его, подобно малолетним персонажам катаевских повестей, до хрипоты обсуждающим необоснованность в контексте мирового политического кризиса каких-то там неведомых им «аннексий» и «контрибуций», спорят о нюансах богословских формулировок о свободе и предопределении; о возможности или невозможности потерять спасение; о том, спасен ли кто, когда он обратился, или когда решил креститься, или когда погрузился, или когда вышел из воды, или же когда обсох и обтерся?

Вы действительно хотите это знать? Тогда, неужели вы еще не в курсе, что уже десятилетиями христиане гораздо умнее и осведомленнее нас ведут дискуссии по этим вопросам, и не могут прийти к согласию? Зачем же советоваться с плотью и кровью (Галатам 1:16) человеческими, – с теми, кто, подобно нам, лишь отчасти знает, и отчасти пророчествует (1 Коринфянам 13:9)?

Если вами движет не праздное любопытство, если вас действительно волнуют эти вопросы – спросите Того, Кто действительно знает. Спросите Отца Небесного, – неужели Он не даст ответ детям своим? Это беспризорники вынуждены «познавать жизнь», получая назидание от себе подобных в городских подворотнях. Дети, живущие под покровом родительской любви, со всем, что волнует их, идут к родителям. Они знают: родители – всегда на стороне своих детей. А мы – именно такие дети. «Вы только посмотрите, какой любовью одарил нас Отец! Мы зовемся детьми Бога! Да, мы – Его дети. Мир не признает нас потому, что он не признал Его. Да, любимые, мы уже теперь дети Бога, а какими мы будем, это еще не открыто. Мы знаем лишь то, что, когда это откроется, мы будем подобны Ему, потому что увидим Его таким, каков Он есть. И всякий, кто возлагает на Него такие надежды, очищает себя, потому что чист Он» (1 Иоанна 3: 1-3, РБО). Возможно, Его ответ вам будет не таким же, как Его ответ мне. Мудрый родитель знает, к чему уже готов его ребенок, а к чему еще нет. Но это будет единственно правильный ответ. Именно тот, который нужен вам.

Чем больше вопросов задает ребенок, чем больше ответов получает, тем взрослее становится, все более уподобляясь своим родителям. Правда, земных родителей мы видим, а Небесного Отца – нет. Но посредством Духа Христова, живущего в нас, мы можем созерцать Его в Сыне. «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (От Иоанна 1:18).

У меня две дочери. Обе – предмет отцовской гордости, но с воспитанием второй у нас было куда меньше проблем, чем с первой. Причина проста: у нее есть пример. Взирая на сестру, младшая дочь, старается уподобиться ей, и естественным образом усваивает то, что мы прививали старшей годами. Усилия, которые мы приложили к воспитанию старшей дочери, оказались еще и инвестициями в воспитание младшей, которая имеет теперь образец для подражания.
Нам, детям Божьим, дан пример – Первородный Сын. Взирая на Него, мы и сами преображаемся в тот же образ, все более соответствуя своему предназначению – исполниться всею полнотою Божиею (Ефесянам 3:19)! Кто может дерзнуть на такое, не зная Христа? Почему же мы, ведомые Христом, готовы слушать кого угодно, но забываем спросить Небесного Отца? Ведь, стоит перейти от пустого философствования к реальным отношениям, все несущественные вопросы снимаются.

Друзья, пришедшие к Иову, были мастера богословия. Им все было понятно, Иову же – не ясно ничего. Но Иов не советуется с плотью и кровью. Все свои претензии, все и обиды, он адресует Самому Богу, непосредственно! И впоследствии Бог велит друзьям Иова попросить страстотерпца, чтобы тот помолился о них. Оказывается, благочестивые друзья говорили о Боге не так верно, как дерзивший Богу Иов! Потому что Иову был дорог сам Бог, а не то, что он получал от Бога.

Только представьте: ваш ребенок подходит и спрашивает: «могу ли я перестать быть вашим ребенком?». Мудрый родитель в назидательных целях даст поучительный ответ: «Лучше – не пытайся!». Но истинный ответ мы знаем все. Дети согрешают против своих родителей повсеместно, но не перестают при этом быть их детьми. «Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине; если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха. Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды» (1 Иоанна 1:6-9). Бог прощает нам, Своим детям. Не потому что Он лицеприятен и закрывает глаза на творимое нами. Он прощает нас потому, что наш грех уже оплачен. Как пишет апостол, Христос «перечеркнул список наших долгов, предъявленных к оплате предписаниями Закона и уничтожил этот список, пригвоздив его к кресту».

Крест – символ триумфа над грехом, над проклятием закона, над смертью. Наша ветхая сущность осталась по ту сторону Креста. Наша долговая книга прибита ко Кресту, и мы взлетаем бабочкой, не таща за собой бремя старой вины, а «открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа» (2 Коринфянам 3:17-18). Поселившись в нас Духом Святым, Сын Божий направляет нас в этом превращении. Мы смотрим на Него, Первородного, и знаем, какими хочет видеть нас Отец. Мы не советуемся более с плотью и кровью, как сформулировать то, что сформулировать невозможно в принципе, ибо невозможно человеческими словами выразить сущность Бога, она не поддается описанию. Он, будучи верен и праведен, очищает нас от всякой неправды.

Вас волнуют богословские вопросы? Вас волнуют вопросы, касающиеся вашей жизни? Вопросы о том, чего ожидает от вас Бог в семье, в церкви, на работе, в общении с друзьями и соседями? Придите к Небесному Отцу, как сопричастники Плоти и Крови Христовых. Спросите Его, и Он ответит. Вопросы ребенка Отцу не бывают неуместными. Мудрый родитель никогда не будет ругать ребенка, задавшего глупый вопрос. Он будет ругать того, кто делает глупости, не спросясь родительского совета. Любящий Отец всегда помогает своим детям взрослеть. Приходите со своими вопросами к Нему. Только Он знает правильный ответ.

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин