Подожди немного, отдохнешь и ты. Радость Апокалипсиса

Представьте, что вам нужно попасть в дом, двери которого заперты, скажем, на четыре замка, и вы уже открыли первый. Проникли ли вы при этом в четверть дома? А, открыв второй замок – войдёте ли в полдома? Думаю, ответ очевиден: вы не сможете даже перешагнуть порог, пока не откроете последний из запоров.

Сегодня многие считают, что апокалиптические видения, сопровождающие снятие Агнцем печатей с книги Божьего замысла, изображают поэтапную реализацию тщательно спланированного сценария Божьего суда. Что они показывают те беды, которые Бог от начала времен готов излить на Собственное творение, и только печати на книге удерживали Его до сих пор. Что садистский восторг предвкушения этих бед является тем утешением, которое Господь ниспослал Церкви через тайновидца Иоанна, чтобы поддержать ее среди испытаний. Что отмщение, уготованное Вавилону, станет достойной компенсацией для страдающих граждан Небесного Иерусалима.

Несостоятельность такого толкования очевидна: домостроительство тайны, сокрытой от вечности (Ефесянам 3:9), будет явлено лишь тогда, когда Агнец снимет последнюю, седьмую печать. Те, кто считает, что сопровождающие снятие печатей напасти – дело будущего, похоже, не читают газет, не включают телевизора, не заходят на новостные сайты в сети. Они пребывают в счастливом неведении относительно того, что творится в мире. Всадники Апокалипсиса уже давно в седле! Мир постоянно содрогается от напастей, сопровождающей их шествие – войн, кровопролитий, стихийных бедствий, голода (затрагивающего лишь насущные нужды неимущих, но не повреждающего объектов роскоши), смерти. Не верите? «Иди и смотри», – призывают Иоанна животные, олицетворяющие творение.

Последовательность видений при снятии печатей, когда чередуются картины двух одновременно развивающихся сюжетов, в кинематографии называют «параллельный монтаж». Например, попеременно показывается, как бесчинствуют на захваченных территориях орды врагов, и как герой тщательно облачается в доспехи для решающей битвы. И зритель понимает: хотя зло продолжает еще торжествовать, его время сочтено. Безжалостные армии Мордора разоряют Средиземье, но верные хоббиты уже держат путь к Огненной Горе Ородруин («Властелин колец»). Всепожирающее Ничто уничтожает страну Фантазию, но бесстрашный воин Атрей уже в пути («Бесконечная история»). Войска Белой Королевы теснят армию нарнийцев, но Аслан уже собирает подкрепление («Лев, колдунья и платяной шкаф»). Божье творение все еще корчится в ужасной агонии, но Агнец уже снимает печати.

Страдания – неотъемлемое свойство падшего мира, и Господь не стоит в стороне от них. Как подметил Блаженный Августин, «у Бога на земле был лишь Один Сын не грешивший, но не было ни одного не страдавшего». И те, кто верен Богу, подвержены напастям в большей степени, чем прочие. Ведь они и страдают вместе с миром, и терпят гонения от самого мира. Но Агнец уже победил!

Почему же мы вынуждены страдать? Писание не оставляет нас в неведении, что нередко причиной страдания являются наши собственные греховные действия. «Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную» (Галатам 6:7). Далее, мы порой оказываемся жертвой греховных действий других людей (Бытие 4:8). Пьяный садится за руль автомобиля; кучка амбициозных политиков принимает решение о военной интервенции, и т.п. Бывает, что непосредственным источником зла является сам сатана (Иов 2:7, 2 Коринфянам 12:7). Наконец, мы зачастую просто являемся заложниками того состояния, в которое пришел мир после грехопадения (Римлянам 8:22). Однако «нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас. Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих» (Римлянам 8:18-21).

Но как хотелось бы, чтобы страданий было хотя бы чуточку поменьше! И когда терпение достигает предела, народ Божий взывает: «доколе, Владыка?» (6:10)* и «кто может устоять?» (6:17). Вопросы эти выражают не недоверие, а эмоциональную усталость. И любящий Отец терпеливо утешает Своих детей. На первый вопрос, «Доколе?», «сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число» (6:11). Всё – под контролем. Книга за семью печатями изначально – в Божьей деснице. «Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2 Петра 3:9). Страдания верных не будут длиться вечно.. Сидящий на престоле будет обитать в них. (7:15). Они не будут уже ни алкать, ни жаждать. Не будет палить их солнце и никакой зной (7:16). Агнец, который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод. И отрет Бог всякую слезу с очей их (7:17).

Однако, Иоанновы видения открывают не только то, «что будет после сего», но и «что есть» (1:19). Верные уже омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца (7:14). Они пребывают ныне перед престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его (7:15). И даже те страдания, что неизбежно выпадают на долю детей Божьих, более не напрасны. Отец использует их для нашего блага, очищая нас в их горниле. Иаков, брат Господень (Галатам 1:19), пишет: «Братья мои, когда на вашу долю выпадают различные испытания, считайте это великой радостью. Ведь вы знаете, что испытания, которым подвергается ваша вера, вырабатывают у вас стойкость. А стойкость должна привести к достижению цели, к тому, чтобы вы стали зрелыми и совершенными и чтобы не было у вас никаких недостатков» (Иакова 1:2-4).

Зрелость, совершенство и безупречность, достигаемые через страдания, не только делают Церковь светильником Божьим посреди павшего Вавилона, но и готовят ее к вечной славе.«Когда строился храм, на строение употребляемы были обтесанные камни; ни молота, ни тесла, ни всякого другого железного орудия не было слышно в храме при строении его» (3 Царств 6:7). Это – прообраз созидания Божьего народа. Страдания обтёсывают нас, чтобы каждый мог в точности соответствовать замыслу Строителя. Они ведут либо к очищению, либо к ожесточению. Выбор – за нами.

Бог месит и обжигает нас, как глину, для того, чтобы облечь в белые одежды праведности. «От скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Римлянам 5:3-5). В общем, трудно не согласиться с замечанием епископа Фултона Шина: «помыслите, сколько страданий расточается впустую!». Так что «радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа» (1 Петра 1:6-7).

Второй вопрос, «Кто может устоять?» (6:17), казалось бы, – риторический. Естественный ответ очевиден: «Никто!». Но Бог не оставляет Своих детей, нуждающихся в утешении и ободрении, без ответа. Его ответ –сверхъестественный: устоят те, кто запечатлен печатью Бога Живого, на ком Бог поставил клеймо Царской собственности. Речь идет о народе Божьем, и сто сорок четыре тысячи запечатленных представляют множество полноты каждого из колен Израилевых, наследующих обетования Авраамовы.

Но вдруг, подобно тому, как Лев внезапно оказывается Агнцем, полнотой Израиля оказывается   (7:9). Тайновидцу открывается высшая суть завета, заключенного Богом с Авраамом: «благословятся в тебе все племена земные» (Бытие 12:3). Иоанн не решается спросить – кто это? И вестник Божий, озвучив за него этот вопрос, сам же и отвечает: это и есть те, кто, омыв и убелив свои одежды Кровию Агнца, претерпевает великие боль и страдания (7:14). Они уже –перед престолом Бога и уже служат Ему (7:15). «Посему мы не унываем, – пишет апостол, – ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу» (2 Коринфянам 4:16,17). Мир продолжает биться в агонии, но Лев из колена Иудина, закланный Агнец, уже снимает с книги печати. Великая тайна Божьего замысла откроется со снятием последней, седьмой печати.

Драматизм нарастает, напряжение усиливается. Вот, наконец, спадает седьмая печать, и…

Наступает продолжительная тишина.

На сцену выходят семь ангелов с трубами.

Сигнал трубы, как правило, имеет особое значение. К примеру, армейская труба сообщает, когда ложиться и когда вставать, когда идти в атаку и когда ретироваться, когда становиться в строй и когда готовиться к сражению (1 Коринфянам 14:8). И всякому, кто знаком с этими сигналами, смысл их понятен. Так, погребальная месса Уинстона Черчилля (а он собственноручно расписал ее ход еще при жизни) начиналась не с традиционного призыва почтить память усопшего. Высоко под куполом собора горнист протрубил «отбой». И тут же на противоположной стороне другой горнист сыграл «подъем», провозглашая победу над смертью и воскресение, дарованные Христом.

Но трубы в руках ангелов – не военные рожки, и даже не фанфары, как принято, порой, изображать. Это шофары – рога, в которые трубили в Храме, призывая народ Божий к молитве, возвещая о жертвоприношениях, воздавая хвалу Святому Израилеву. В рог трубили также, возвещая что-либо важное – воцарение царя, всеобщий сбор, объявление царского указа, и т.п. Звук же трубы Божьего глашатая (по-гречески – ангела) должен возвещать Божьи определения. При этом и наступившая длительная пауза, и семикратность сигнала (помним: семь – число совершенства), – все указывает на особую важность той вести, что будет возвещена с седьмой трубой. Это будет самая главная весть из освобожденной от печатей книги Агнца: «когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершится тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам» (10:7).

«И седьмой Ангел вострубил, и раздались на небе громкие голоса, говорящие: царство мира соделалось царством Господа нашего и Христа Его, и будет царствовать во веки веков» (11:15). Вот – эта тайна! И вот – самое ужасное предвозвещенное «горе живущим на земле» (8:13, 11:14): «отверзся храм Божий на небе, и явился ковчег завета Его в храме Его» (11:19).

Действительно, страшно! Это – самое ужасное горе для каждого, кто не принял Господа и не поклонился Ему. Потому что теперь «преклонится всякое колено, и всякий язык будет исповедывать Бога» (Римлянам 14:11), но для покаяния «времени уже не будет» (10:6). Да, Апокалипсис, действительно, и самая страшная книга Библии, и самая радостная книга Библии. Самая страшная для отвергающих Благую Весть. Самая радостная – для тех, кто искуплен Кровью Агнца, кто запечатлён печатью Его Царской собственности, чьи имена записаны в Книге Жизни.

Повторимся: гонимой Церкви конца первого века не нужны были загадки или шарады. Ей нужны были поддержка, утешение, ободрение. И видения, посланные Иоанну, дают ей все это, не только подтверждая слова Спасителя (От Луки 10:18): «и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладязя бездны» (9:1), но и дополняя их: «не бойся; Я есмь Первый и Последний, и живый; и был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти» (1:17-19). Ключ от бездны был дан сатане лишь на время. Христос Своей Жертвой и Воскресением лишил врага этой привилегии. Врата ада более не заперты, и теперь каждый сам решает, оставаться там, или войти в радость Господина своего.

Какова же роль граждан Небесного Иерусалима во всем этом? Призвать жителей поверженного Вавилона к примирению. Звать сидящих за незапертой дверью выйти вон и получить такую же свободу и такое же прощение. Язычники будут попирать святой город сорок два месяца, и свидетели будут пророчествовать тысяча двести шестьдесят дней. То есть происходить это будет одновременно! Ведь сорок два месяца и тысяча двести шестьдесят дней – один и тот же срок, три с половиной года по лунному календарю. Половина от семи. В этом – суть «тысячелетнего царства». Оно – «половина совершенства», когда с воскресением Христа Царство Божье уже наступило, но Вавилон еще не упразднен и Господь «долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2 Петра 3:9).

Образ двух свидетелей представляет особый интерес. Они упоминаются только вместе и «суть две маслины и два светильника, стоящие пред Богом земли» (11:4). Маслина – символ Израиля (Иеремия 11:16), светильник – символ Церкви (1:20). Будь сказано, что свидетели суть маслина и светильник, один бы из них представлял ветхозаветный народ Божий, другой – новозаветный. Но они оба – две маслины и два светильника. Так что народ Божий – един. Церковь – полноправная наследница всех обетований Завета. Она – свидетель, наделенный властью. Причем властью как Закона (олицетворением которого является Моисей, превращавший воду в кровь), так и Пророков (олицетворенных в затворявшем небо Илие). Эти свидетели – полнота народа Божьего, вооруженные полнотой Божьего Слова!

По исполнении миссии, возложенной на нас «по эту сторону» Царства, нам всем предстоит, исполнившись духом жизни от Бога, восстать из мертвых и вознестись на облаке, откликнувшись на Его призыв «взойдите сюда» (11:11-12). А пока…

Доводилось, наверное, слышать: «у Бога есть прекрасный план для твоей жизни!»? Это правда. И на текущие «три с половиной года», на полпути к совершенству, когда Царство наступило «уже, но еще не…», план этот таков: «в мире будете иметь скорбь»; «если Меня гнали, будут гнать и вас» (От Иоанна 16:33,15:20). «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас» (От Матфея 5:11-12).

Слово Божье по-прежнему сладко в устах, как мёд (Иезекииль 3:3), но – горько во чреве (10:10) и питающиеся им должны быть готовы к страданиям. Всадники Апокалипсиса продолжают скакать. Мир погибает. Но именно поэтому свидетельство наше – неотложно! Весть о спасении – в наших руках, и мы в ответе за нее!

Тайновидец Иоанн не провозглашает новых богословских доктрин и не сообщает каких-либо новых знаний. Знаний нам и так хватает. Хватило бы стойкости. Оставайтесь верны и непоколебимы!

*Ссылки на Апокалипсис приводятся без указания названия книги (По книге «Радость Апокалипсиса»)

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин