Принятие решений и Божий замысел

Писание утверждает: «О, человек! сказано тебе, что – добро и чего требует от тебя Господь:действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим» (Михей 6:8). Человек получает этическое знание («что – добро») как откровение от Господа. НоБог не просто информирует человека о нравственных категориях справедливости, милосердия и смиренномудрия – Он ожидает соответствующей реакции. Упоминаемые добродетели справедливости, милосердия и смиренномудрия сопряжены с действием.

Бог – наш Творец, и добро является одним из проявлений природы Творца. Поэтому и человеку, сотворенному по образу Божьему, присуще творческое начало. Человеку недостаточно познавать добро, он должен творить добро.

Предназначение всякого изделия определяется его создателем. Изделие соответствует своему предназначению, если его функционирование соответствует замыслу его творца. Для человека соответствие замыслу Создателя и есть добро. Грех же, по буквальному значению этого слова в греческом языке («мимо цели»), есть, наоборот, несоответствие этому предназначению. Замыслом Божьим определяются те абсолютные нравственные ценности, которые установлены Им для человека. Писание называет их святынями.

Абсолютные нравственные ценности (святыни), лежат в основании каждой частной заповеди, данной Богом человеку. Так, текст «кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию» (Бытие 9:6) указывает на образ Божий, заложенный в человека по замыслу Создателя. А значит, и человеческая жизнь является святыней: посягающий на нее, посягает на Божий образ.

Каждая из заповедей указывает на абсолютную ценность, с которой она связана в Божьем замысле. 

Наиболее очевидно можно в этом убедиться на примере Декалога. Первая указывает на святость Бога. Вторая – на святость заветных отношений с Ним. Третья – на святость Божьей сущности, отраженной в Его имени. Четвертая – на святость Божьего покоя (Божий шалом). Пятая – на святость семейных отношений. Шестая – на святость человеческой жизни. Седьмая – на святость брачного завета (параллель со Второй заповедью). Восьмая – на святость собственности. Девятая – на святость истины. Десятая – на святость довольствования и благодарности (человеческий шалом).

Частная заповедь может быть контекстуально обусловлена. Но святыня, на которую она указывает, позволяет выделить безусловный универсальный принцип. Например, заповедь гласит: «Если будешь строить новый дом, то сделай перила около кровли твоей, чтобы не навести тебе крови на дом твой, когда кто-нибудь упадет с него» (Второзаконие 22:8). Святыней, которую эта заповедь защищает, является человеческая жизнь. На этом основании можно выделить общий принцип: безопасность людей важнее экономии средств. А это значит, что, к примеру, не менять своевременно колеса на автомобиле будет нарушением данной заповеди.

Соответственно, «главная заповедь» отображает наивысший Божий замысел относительно человека: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя» (От Луки 10:27). Таким образом, любовь к Богу и к ближнему, явленные во Христе, – не только основание христианской этики, но также и критерий соответствия поступков и отношений замыслу Создателя. Христос – поверочный канон нравственности. Он – «образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари; ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, – все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стоит» (К Колоссянам 1:15-17)

Мир в том виде, каким мы его знаем, далек от изначального Божьего замысла и находится под проклятием Закона. Закон был дан по причине греха, и в этом смысле вторичен по отношению ко греху. Но Божий замысел не обусловлен грехом. Он отображает исключительно характер Творца и одинаков для всех – верующих и неверующих. Божий замысел выше и Закона, и традиций.

Вот как следует этому принципу Сам Спаситель: «И приступили к Нему фарисеи и, искушая Его, говорили Ему: по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Они говорят Ему: как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею? Он говорит им: Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так, но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует» (От Матфея 19:3-9).

Фарисеи указывают на Моисея, как на высший авторитет в богословском споре, подменяя при этом тезис в тексте Второзакония 24:1-4. Утверждение, на которое они ссылаются, является условным (начинается с «если») и отнюдь не заповедует развод. Заповедь гласит, что бывший муж не должен брать обратно свою жену, если она снова вышла замуж, а после овдовела или вторично развелась. Иисус указывает своим оппонентам на их заблуждение: упоминание в Законе возможности развода – всего лишь констатация факта, исторически сложившейся традиции. Оно связано с правилом – в случае развода давать разводное письмо, защищающее социальный статус женщины. Возникновение этих человеческих установлений было предвидено Законом. Но их косвенное упоминание Моисеем не придает им статуса заповеди: «Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими».

Далее Иисус указывает на изначальный Божий замысел относительно обсуждаемого вопроса, как на авторитет более высокий, чем Моисей: «а сначала не было так» (От Матфея19:8). «В начале же создания, Бог мужчину и женщину сотворил их» (От Марка 10:6). Сутью этого замысла является единство супругов в отношениях завета: «посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть» (От Марка 10:7-8). Из этого следует святость заветных отношений («что Бог сочетал, того человек да не разлучает») и, соответственно, принцип необходимости хранить верность завету.

В итоге, Иисус применяет этот выведенный из изначального Божьего замысла принцип к конкретной ситуации: развод не отменяет необходимости хранить верность брачному завету. Поэтому новые брачные отношения, в которые вступают разведенные, браком не являются, они суть супружеская измена (прелюбодеяние): «кто разведется с женою своею и женится на другой, тот прелюбодействует от нее; и если жена разведется с мужем своим и выйдет за другого, прелюбодействует» (От Марка 10:11,12).

На данном примере основывается один из наиболее распространенных в Церкви подходов к принятию этических решений – «подход изначального Божьего замысла». В соответствии с этим подходом для принятия правильного решения необходимо последовательно рассмотреть три вопроса:

1) Какие универсальные сферы деятельности (работа, секс, развлечения и т.д.) и какие социальные институты (семья, правительство и т.д.) затрагивает эта проблема?

2) Каков изначальный Божий замысел, заложенный в эту сферу деятельности и в эти социальные институты?

3) Как лучше исполнить этот замысел в соответствии с принципами Царства?

Мы можем увидеть, как апостол Павел применяет подобный подход, рассуждая о важности хранения телесной чистоты в теле Христовом: «Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела. Бог воскресил Господа, воскресит и нас силою Своею. Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак, отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет! Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею? ибо сказано: два будут одна плоть. А соединяющийся с Господом есть один дух с Господом. Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела. Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии» (1 Коринфянам 6:13-20).

Здесь обсуждается проблема проявлений в Церкви снисходительного отношения к внебрачным половым отношениям (блуду), распространенного в античности не только в языческой культуре (там храмовая проституция носила сакральный характер), но и в иудаизме. В то время как супружеская измена (прелюбодеяние), будучи нарушением брачного завета, каралась по Закону Моисееву смертью, половая связь вне брака не влекла за собою никакого наказания. В итоге сложилось отношение к блуду, как к чему-то, хоть и не совсем нормальному, но и не возбраняемому. Показывая аморальность такого отношения, апостол обращается к изначальному Божьему замыслу о сексе – единению супругов. Таким образом, утверждает он, с точки зрения Божьего замысла любые сексуальные отношения являются брачными отношениями единения, принадлежности к одному целому. Поэтому тем, кто стали одним телом во Христе, не пристало становиться одним телом с блудницами.

Не формальное выполнение заповеди обеспечивает соответствие наших решений Божьему замыслу, а соответствие наших действий абсолютному принципу, в эти заповеди заложенные – не букве, а духу.

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин