Юноша на белом коне. История Георгия Победоносца

Три года назад из Донбасса мы переехали в Киев. Не собирались - так вышло. Старались видеть в этом только хорошее. Дочь, мол, будет учиться в столичной школе. Потом в том же Киеве поступит в университет... Но разницы особой не увидели. Такие же школы... Такие же дети... Так же в старших классах курят и матерятся. Так же бросают их из стороны в сторону веяния моды. Одним словом, ветер юности.

Посреди этого ветра верующим детям не так-то и просто. Хочешь или не хочешь, а от мнения друзей ты все равно зависишь. Неприятно, когда, глядя на тебя, кто-то крутит у виска. Нужен характер, чтобы спокойно и смело говорить о своей вере. Кому-то силы хватает... Кто-то в ответ на колкие шуточки улыбается и отмалчивается.

Скажу вам, как говорю и моей дочери. Моду делает смелость! Ничто другое. Кто-то смело и гордо о чем-то заявил. Разукрасил свое тело татуировками... Надела короткую юбку... Затянулся дымом конопли... Промчался по улице на байке... Покрасила волосы в зеленый цвет... Все, что угодно, может стать модным. Если человек этого не стыдится. Если человек твердо на этом стоит. Люди начинают повторять это не потому, что им нравятся татуировки на своем теле. Нет! Они завидуют смелости. Твердости духа.

Точно так они будут подражать твоей вере! Твоему христианству. Назовут своими твои принципы. Если ты будешь тверд! Несмотря ни на что. Если увидят, что тебя ведут не робость и смущение, а сила, за которой невозможно не пойти... Которую так хочется иметь каждому…

Расскажу вам о молодом парне. У него было все. Богатые родители. Красивый, рослый, сильный... Ему было чуть больше двадцати, а он уже командовал легионом. Легионом отважных римских воинов. Он был вхож к самому императору! Что еще нужно парню? О чем еще мечтать?

Но случилось так, что император решил вернуть уже немало пошатнувшуюся веру в римских богов. Слишком уж много на просторах великой империи стали говорить о христианах и об Иисусе. Так много, что римские боги померкли... Потускнели... Хватит! Вырезать этих христиан! Распинать... Жечь... Скармливать львам и собакам... Рим был и останется великим со своими богами. Как римлянин может склониться перед каким-то иудеем, которого сами иудеи и назвали мессией?

Скоро был оглашен указ императора. И начались гонения... Безжалостные гонения на христиан.

Нашему юноше пришлось делать очень непростой выбор. Он хорошо помнил рассказы матери об Иисусе. Помнил, как часто они с мамой молились. Помнил, как за веру в Иисуса Христа жестоко убили его отца. Как после этого они с мамой молились уже тайно и о Христе говорили только самым верным и близким друзьям. Говорили очень редко…

Что делать теперь? Карьера сложилась. Он командует легионом не в каком-то захолустье, а в самом Риме. Знает императора... Может говорить с ним. Пройдут еще пять-семь лет, и ему могут доверить армию. Он прославит Рим и свое имя в великих походах... Или... Сказать об Иисусе, назвать себя христианином – значит потерять все. В лучшем случае отправят солдатом туда, откуда уже не вернешься. В худшем – скормят зверью на гладиаторской арене.

Не знаю, какие мысли терзали голову нашего юноши. Но свой выбор он сделал. Сказал Богу, отцу и матери, что будет рад уже скоро увидеться с ними. Продал имение. Роздал деньги бедным. Отпустил на волю рабов. Надел свою лучшую одежду и... пошел на прием к императору – к Диоклетиану.

Император и его свита были потрясены словами командира легиона. Он казался безумным. Сказать, что римские боги – это не боги... Что истинный Бог-Творец может быть только один... Что указ убивать христиан – это и есть война против Единого истинного Бога... Что эта война не принесет Риму ничего хорошего, и может только разрушить его…

Диоклетиан не мог простить такой дерзости! Но и ответить вспышкой, раздражением было бы ниже его императорского достоинства.

- Отведите его в темницу, - приказал Диоклетиан. – Прикуйте цепями к полу и положите на грудь большой камень. Такой большой, чтобы каждый вдох был болью. Думаю, к утру в голове у этого юноши прояснится.

Приказ был выполнен. Георгий пережил страшную мучительную ночь. Многие с камнем на груди до рассвета не доживали, но наш юноша был очень сильным.

Утром в окружении все той же свиты Диоклетиан спросил.

- Ну, что? Помог тебе твой Иисус? Что Он может против богов Рима? Похоже, что ничего... Отрекись от твоего бессильного Христа и продолжай верно служить великим богам Рима.

- Я пришел к вам говорить истину, а не выпрашивать себе жизнь.
- И что же это за истина?
- Истина в том, что Бог один. И я не твой, а Его раб. Раб Бога живого. Ты сам безумен, если отвергаешь Христа!

После этого Георгию пришлось пережить то, что очень немногим под силу. Его кожу изорвали плетьми. Таскали лошадьми на колесе, утыканном гвоздями... Засыпали в яме негашеной известью... Гнали в сапогах, в подошвы и голенища которых было вшито острое железо... Пытки были настолько жестокими и изощренными, что любой самый сильный воин либо признал бы свою вину, либо умер, не выдержав боли. Георгий жил! И продолжал смело говорить о своей вере.

Императорские сановники Анатолий и Протолеон осмелились сказать Диоклетиану, что Бог Георгия, видимо, и вправду силен, если дает юноше силу терпеть такие муки. За эти слова их обоих тут же казнили.

- Это не сила Бога! – говорил император. – Это колдовство! Волхвование. Позовите Афанасия, и пусть он разоблачит этого решившего прославиться выскочку.

Афанасий – известный в те времена римский колдун. Он пришел. Пообещал, что исполнит волю императора, и все чары неумирающего легионера разрушит.

Утром Георгия снова привели во дворец. Там было немало людей. На столе стояли две чаши. Афанасий говорил, что будет так. Как только воин выпьет первую чашу, он станет покорным императору и выполнит любой его приказ. Если же этого не случится, то яд из другой чаши убьет непокорного.

Юноша выпил первую чашу... Потом вторую... И снова заговорил о Христе!

- Убейте его! – кричала толпа.

Крик и ненависть были такими, что никто не сомневался – сейчас Георгия на самом деле убьют. Так и случилось бы. Помешал поступок императрицы Александры. Она поднялась со своего места, подошла к истерзанному юноше, опустилась перед ним на колени и сказала так, что все слышали:

- Бог Георгия! Я вижу и верю, что Ты один Истинный и Всемогущий. Помилуй меня…

- Казните и его, и ее! – приказал Диоклетиан. – Отсеките голову и Афанасию…

Это было весной 305 года. Командира легиона Георгия... Многих вместе с ним и многих после него казнили. Но весь Рим говорил о Христе. О великом Боге, перед которым оказались бессильными боги Рима.

Юноша, который мог бы прожить богатую и сытую жизнь... Который мог иметь авторитет при дворце императора... Которого любили и уважали его воины... Он мог двинуться за любой модой того времени, и все считали бы, что так и надо, что это правильно и мудро. Но он выбрал другой путь. Безумный! Страшный! И заставил все римские ветры того времени повернуть вслед за ним! Потому что говорил о своей вере открыто и смело. Несмотря ни на что!

Таким его и запомнили. Молодой, красивый, рослый, сильный... Назвали Георгием Победоносцем. Юношей, сила веры которого, побеждает змея-дьявола. Топчет сатану ногами белого коня, на котором сам Иисус Христос!

Людей за собою ведет смелость...

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Хватит врать! Или когда закончится война в Донбассе? и Диалоги: Самая большая ложь дьявола

Сергей Мирный