После себя мы должны оставить... жизнь

Операция... Хотелось «отремонтировать» потерявший зрение глаз. Что-то у хирурга пошло не так. Две недели валялся я на больничной койке. Уколы, таблетки, капли... Ворох информации о катаракте и глаукоме. Новых впечатлений – воз и маленькая тележка. Но главное... Главное – люди, с которыми прожиты эти две недели. Разные. Старики, их дети, внуки... 

Теперь я знаю, что чаще всего старики говорят о том, как быстро все прошло. Детство, юность, жизнь... Уже женятся внуки и рождаются правнуки. Уже... нечего ждать. Хочется всего-то не быть обузой и хотя бы изредка слышать в телефоне: «Деда, привет! Как дела?» Вот и все! А ведь было...

На койке слева дедушка Витя. Виктор Ерофеев. Не думаю, что вы читали о нем в украинской энциклопедии, но там есть что почитать. Гордость Киева... Гордость Союза... Гордость Украины... Известный спортсмен и тренер. Участник лыжного перехода Киев-Москва. Воспитал чемпионов Европы... Чемпионов Олимпийских игр. Исколесил весь свет. Видел все Олимпиады последних трех десятков лет. Ему есть о чем вспомнить, что рассказать. И ни капли заносчивости. Простой слабый дедушка, который счастлив, что после операции увидел сына, невестку и внука. Увидел лица! Потому что в последние годы видел только тусклые силуэты родных людей.

На койке справа другой дед. Пошляк, матерщинник. Классный специалист по электродвигателям. Дома в гараже зарабатывал больше, чем на любом заводе. Денег не считал, водку и коньяк брал ящиками, любил женщин и все, что радовало душу. Теперь... Две жены умерли. Никому не нужны его квартиры в Киеве. Стоит пустой и пылится загородный дом в 700 квадратных метров. Все пролетело, будто не жизнь прошла, а просто... ветер с моря дул.

Другие, но в главном такие же, истории и на остальных кроватях. Все понимают, что Библия права – «что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий». 60, 70, а у кого-то и 80 лет пролетели, как сотня дней. Есть что вспомнить, но ни в один из дней прошлого никому из нас уже не вернуться. Есть дорога только вперед – в мир иной. Но сейчас не об этом.

Что, уходя, каждый из нас оставит после себя? Квартиру? Боевые или спортивные награды? Машину? Дачу? Добрую или плохую память о себе? Что? Вольно-невольно я думал об этом, день за днем тупо всматриваясь в потрескавшийся больничный потолок. Ответ нахожу только один. Все – тлен. Забудутся с годами наши имена. Искрошатся однажды и ордена, и квартиры, и дачи... Все сегодняшнее станет слоем земли и пыли, в котором будут копаться археологи новых поколений. Миллиарды людей – исчезающий пар. В каждом столетии. Но... смысл в моей и твоей жизни все-таки есть!

Единственно ценное и вечное, что мы можем оставить, - свет. Свет в сердцах наших детей. Свет этот – он из любви и добра. Не оставишь, не передашь, если внутри у тебя его нет. Если мысли твои, о чем угодно – о победах, о деньгах, о вине, о женщинах... Все это – тьма! Все это исчезнет. А свет останется!

Если знаешь, что в тебе света нет или слишком уж он тусклый – прямо сейчас повернись к свету и зажгись. Скажи небу: «Боже, прости меня! Прости все мои грехи. Не хочу больше тратить время на ничто. Хочу любить так, чтобы потом и мои дети любили. Хочу служить искренним и добрым сердцем, чтобы и мои внуки были наполнены добром к людям. Хочу до последнего моего вздоха на этой земле остаться светлячком, чтобы все, кто рядом, видели этот свет из тьмы, а после моей смерти сказали: «Светлый был человек...» Помоги мне, Господи... Будь светом во мне...»

Ничего важнее в жизни нет. Ничего! После себя мы должны оставить... жизнь. Смерть и без нас свое возьмет. А мы только тогда не зря прожили, когда... у нее как можно больше отняли.

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Хватит врать! Или когда закончится война в Донбассе? и Диалоги: Самая большая ложь дьявола

Сергей Мирный