Церковь, не церковь, Церковь, не церковь... Что есть Церковь и чем она точно не является

Насколько важно правильно понимать, что такое Церковь? Убежденность в нахождении в правильном месте не предполагает желания искать что-либо иное. Потому совершенно не удивляет, когда люди, смирившись с тем, с чем мириться нельзя, принимают как данность очевидные алчные манипуляции и политиканство религиозных институций. Ненависть ко лжи и отступлению есть несомненная благодетель в глазах Божьих. Отрицание и неприятие всякой скверны делает соль соленой. Сегодня пророческий порыв за истину так редок, что выглядит как диво дивное. И чем он дерзновенней, (а другим он и не может быть), тем насмешливее его интерпретируют религиозные руллеры, маргинализируя саму его идею.

Вернувшись в Дом Отца, невозможно сохранить в уме ложные представления о своей мнимой значимости или, наоборот, о какой-то ущербности. Сыновство подразумевает смирение и одновременно достоинство, подобные Христовым. Пройдя самоотречение в смерти для греха, и приняв новую жизнь в Нём, мы избавляемся от обольщения личным превосходством и, подобно Павлу, каждый признаем себя извергом собственной и чужих жизней. Возрастая, мы входим в осознанное исповедание, и готовимся Господом к личному призванию. Будучи частью Его Тела, видим, взаимно признаем и любим других братьев и сестёр. Не меньше любим и сопереживаем собратьям, причастным к раздробленному, оккупированному врагом, в худшем смысле, сектантскому миру. Молимся об их скором освобождении от коварного обольщения.

В действительности, тот, кто в семье, тот становится наследником вместе с остальным братством.

Сектантство же, напротив, строит иерархию под видом порядка, отрицая истинный гармоничный порядок домостроительства, задуманный Отцом. Так незаметно призвания подменяются должностями и назначениями, а ученичество, — богословским образованием. Так мнящие себя кем-то никого из себя не представляют, а отрекшиеся человеческого величия величаются в небесах. В благолепии культовых зданий и помпезности ритуальных одежд прячется самочинная псевдопреемственность. Взрослые, якобы умудрённые сединой старцы впадают в христиано-языческий фетишизм, «нумизмируя» фенечки с символикой, тряпочки и прочую утварь, веря в нетленность тленного. Мистикой окутывается приземлённость, а подлинно высокое опошляется. Общество, лишенное ума Господнего, аплодирует стоя, а с ним и христиане, не менее криво понимающие Христа. Подложным историческим фарсом пленяются умы доверчивых людей. Я не сгущаю краски, я лишь немного протёр запотевшее стекло.

Нам долго твердили, что Церковь и есть вот эта смрадная свалка ересей, где те, кто посмелей и позадиристей, играют в «хозяина горы». Мы почти соглашались, но Святой Дух тихо говорил в сердце, что Божий замысел не может быть так уродлив. Нам всегда было неуютно в этих театрализованных еженедельных действах. Имея помазание и лучшие чувствования во Христе Иисусе, мы интуитивно отторгали пластилиновое поклонение, натянутость улыбок, привилегированное иждивенство по классовому признаку и прочую несвободу. Заинтересованные апологеты травили нас текстологическим варевом и побуждали ходить в эти церкви, чтобы мы так и не пришли в Церковь Истинную. Милостью Господа мы избавлены от сети ловца, и будучи частью Его Самого, не имеем нужды куда-либо ещё идти. Мы — семья, семья с открытым сердцем, готовым принять каждого. Мы не достигли ещё очень многого, но Бог сподобил открыть в нас Своих детей. Вместе с Отцом, мы бежим навстречу каждому возвращающемуся сыну и дочери, тоскуя о тех, кто ещё далеко. Вот она — Церковь!

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Снова о десятине или как не быть бабловедником... и Дух Иезавели или мужское женоподобие