Рыцарь Небесного города

Молния – это мгновение. Ударила в двух метрах от дороги. Пройдя сквозь ствол старой сливы, она штыком воткнулась в землю, зашипела вмиг испарившимися с земли каплями дождя и исчезла. Будто ничего и не было. Только старая слива... застонала, медленно накренилась, а потом... Затрещав остатками последних сил, дерево вдруг раскололось надвое и рухнуло в высокую мокрую траву.

После дождя вышел со двора старик.

- Э-хе-хе…, – тяжело вздохнул он, глядя на скошенное молнией старое дерево.

Не один год баловала эта слива старика и его внуков сочными ягодами. Сладкими и ароматными, как мед. Но... всему свое время. Время рождаться, и время умирать.

Пошел старик за топором и пилою. Остался к вечеру в траве лишь невысокий пень. Стол для синиц и воробьев, которые все лето не забывали полакомиться неосторожно вскарабкавшимися на пень жуком, муравьем или гусеницей.

Зима укрыла пень снегом. Весна разбудила. И «мертвый» пень вдруг помахал весне свежими липкими листьями маленького ростка. Деревце... Новая, пока еще тонюсенькая сливка от старого корня. Не выжить ей, глупенькой.

- Выживет! – сказал вдруг рыцарь.

- Ты кто? – спросила его малышка-слива.

- Я – рыцарь Небесного города. Стану стражем твоим, если не прогонишь.

- Моим стражем?

- Да. Твоим воином... Твоим слугою…

- Я не знаю... – смутилось деревце.

Лето... Идет мужик с косой. Где трава выше и сочнее, останавливается, скашивает полянку. Будет его корове на зиму сено.

- Сливу не тронь, - предупреждает рыцарь мужика.

Бегут козы. Останавливаются то здесь, то там. Съедают только лучшее, самое вкусное.

- К сливе ни-ни! – строго предупреждает рыцарь.

Не слушает коза, в драку кидается. За что и получает лозиной по крутым бокам. Больше к сливе не сунется.

Зимой бежит по снегу заяц. Вот он – росток над снегом. Кора молодого дерева мягкая, сладкая. Потом под пнем и спрятаться можно.

- Нет, - говорит рыцарь. – Беги на поле, где осенью кукурузу косили. Там под снегом и зерно найдешь, и стебли кукурузные... А сливу не тронь!

Когда же налетает ледяной северный ветер, рыцарь закрывает маленькую сливку щитом. Сам оледенеет, продрогнет по последней клеточки, но сливка стоит спокойно – ей буря не страшна.

Вот и зацвела молодая роскошная слива. Укрыта белыми цветами, как фатою.

Красавица! Сильная, счастливая... Всякий, кто видит, любуется. Любуется и рыцарь. Он тоже счастлив. Склоняется на одно колено и говорит:

- Пора мне... Невеста ты уже... Скоро придет за тобою жених.

- А как же служба твоя?

- Потому и иду, что служба. Весна ведь. Надо росток сохранить... Невесту приготовить... Увидимся еще... В Небесном городе.

Грустно от этого сливе, да только... весна. Не может молодость и сила долго грустить!

Совсем рядом, в доме, умирает старик. Потому, что... время. У его постели стоят внуки. Рослые, крепкие…

- Запомните, - шепчет старик, - крепко запомните все, что я и родители ваши говорили вам о Христе. Вы еще молодые... Глупые... Кровь играет... Сила ищет, где бы расплескаться. Но если душою от Христа не оторветесь, Бог однажды сокрушит ваше сердце. Вот тогда... На руинах вашего ветхого греховного человека, поднимется росток человека нового. Нежный, слабый росток... Как первый огонек в холодном очаге... Огонек, от которого свет и тепло. Храните тот росток. Не отдайте его врагу. Сохраните в любую бурю. Сражайтесь за него с самою смертью! Все отдайте за то, чтобы поднялась, окрепла и расцвела... невеста. Жених у порога... Без этого... жизнь пустая. Сколько не наполняй, а она – ведро дырявое. Трухлявый пень без ростка...

 

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Хватит врать! Или когда закончится война в Донбассе? и Диалоги: Самая большая ложь дьявола

Сергей Мирный