"Неудобные" вопросы празднующим 500-летие Реформации

500-летие Реформации: ЧТО И КАК БУДЕМ ПРАЗДНОВАТЬ?

«… преобразуйтесь обновлением ума вашего…» (Рим. 12:2)
«… начав духом, теперь оканчиваете плотью?» (Гал. 3:3)

В следующем году начинается празднование 500-летия Реформации, несомненно, одного из ярчайших событий в истории человечества, повлиявшее не только на развитие религии, но и на социальные устои, государственность, экономику, искусство, политику и многие другие сферы жизни человечества.

Для одних это празднование является значимым мероприятием, способствующим осмыслению духовного состояния современных церквей.  Для других – просто очередным поводом более празднично разнообразить жизнь, и не так важно по какому поводу праздник. Для третьих это возможность заработать на «христианском туризме», ведь в следующем году Европа будет заполнена христианским «хаджем». Четвертые, не особенно разбираясь в богословских тонкостях, предпочитают не особенно утруждаясь быть в толпе зевак, соглашаясь с мнением большинства. Пятые во всех вопросах ищут возможность «подняться/продвинуться» на очередном религиозном тренде, чтобы и их имя хоть как-то ассоциировалось с великими Реформаторами.

Много ли христиан знают о том, что такое Реформация и, тем более, – кто из них разбирается в богословских тонкостях различных ветвей Реформации и политизированных исторических данных?

Что такое реформация?

Реформа́ция (лат. reformatio — исправление, превращение, преобразование, реформирование) — широкое религиозное и общественно-политическое движение в Западной и Центральной Европе XVI — начала XVII века, направленное на реформирование католического христианства в соответствии с Библией.

Её началом принято считать выступление доктора богословия Виттенбергского университета Мартина Лютера: 31 октября 1517 года он прибил к дверям виттенбергской Замковой церкви свои «95 тезисов», в которых выступал против существующих злоупотреблений католической церкви, в частности против продажи индульгенций. (Википедия)

Являясь христианином, и имея степень магистра богословия, я изучал Историю Христианства и даже преподавал этот предмет в Славянском Христианском Колледже, но будучи членом церкви Христиан Веры Евангельской (не Лютеранской, но тоже протестантской церкви), в преддверии этого праздника задаюсь некоторыми вопросами, о которых мы будем рассуждать далее.

Но прежде небольшой (соответственно – не исчерпывающий) исторический экскурс о развитии христианства:

1. Мы, христиане, имеющие основанием Евангелие/Новый Завет, всегда утверждаем, что наш исток и пример для подражания – первая апостольская церковь, которой мы стараемся подражать и в учении, и в церковной практике, и в житейских делах. Если это правда, то нашими ожидаемыми большими праздниками должны быть: празднование 2000-летия крещения, смерти, воскресения Иисуса Христа и 2000-летие Пятидесятницы, - праздники, которые должны будут праздноваться в 2026-2033 годах.

2. При изучении Истории Христианства, мы узнаем, что первоапостольская церковь с годами начала отходить от Евангельского учения (хотя католическая и православная церкви считают, что это был не отход, а напротив – развитие и «становление» церкви). Под различными предлогами в церковь вводились по сути языческие обычаи почитания икон, мощей, молитвы умершим, ритуальность богослужений и постепенно вытеснялась важность вникания в Слово Божие, важность личного покаяния, рождения cвыше, крещения Святым Духом, действие даров Святого Духа и др., что изначально практиковала апостольская церковь.

3. На протяжении всей истории Христианства, когда чаще, когда реже, возникали различные движения за святость, чистоту, обновление церкви, которая уже начинала погрязать в формализме, лицемерии, не говоря о более серьезных грехах. Естественно, стоящие у власти не были заинтересованы в изменениях и всегда поддерживали статус-кво (существующее положение дел), подавляя любые попытки обновления. Все ревнители, естественно, объявлялись еретиками с соответствующими на то время последствиями (тюрьма, казнь или ссылка). Одной из таких попыток уже в середине 2-го века (а это – всего несколько десятилетий после смерти апостола Иоанна) было движение под названием Монтанизм. Это было движение за покаяние и очищение церкви с духовными проявлениями говорения на иных языках и пророчествами. То, к чему пришел Монтан впоследствии, или то, в чем его обвиняла официальная церковь (отрицали церковную иерархию, считали только себя духовными христианами, практиковали крайний аскетизм, экстатические переживания и др.) стало причиной запрета и дискредитации всего движения, но никто не может отрицать, что в начальной стадии духовный уровень последователей движения очевидно отличался от духовной апатии лидеров церквей, которые не сильно радовались тому, что кто-то «на стороне» может похвалиться большей духовностью. Даже сам Тертуллиан, один из величайших ранних богословов и апологетов христианства, на определенное время примкнул к монтанистам, публично выражая недовольство далеко не святым образом жизни служителей и обычных христиан, считающих себя «истинной церковью».
Но были и более успешные попытки внесения изменений в существующее положение дел. Одной из первых успешных  попыток был так называемый «Великий Раскол», когда в 1054 году Восточная/Православная церковь отделилась от Западной/Римо-Католической церкви. Естественно, у католиков есть своя версия произошедшего раскола, причин и следствий, с чем не согласны православные, ранее признававшие авторитет Папы, а позже предавшие его анафеме по причинам, которые они посчитали правильными и оправданными как для церкви, которая стоит за святость, чистоту и истину (естественно, в их понимании).

4. Следующей большой успешной попыткой обновления Церкви и была Реформация. Первоначально, о чем свидетельствовал сам Мартин Лютер, у него, как у католического священника, не было намерений отделяться от католической церкви и организовывать очередную ветвь христианства. Единственное, чего он хотел – исправить то христианство, в котором ему было суждено родиться. И только по причине того, что католическая церковь не захотела, да и не была готова к переменам, Мартину Лютеру, при поддержке правителей, пришлось созидать обновленную церковь, свободную от того небиблейского опыта и учения, которым церковь «обросла» за многие века отклонений от первоапостольской церкви и Евангельского учения.

5. В силу того, что в Европе начали появляться самостоятельные государства не признающие авторитет Римского Папы, в интересах каждого правителя было стремление обзавестись более выгодной, «своей» версией христианской веры, которая бы защищала интересы граждан своего государства, а не чужой «Священной» Римской Империи во главе с Папой. Так начали появляться различные ветви Реформистских церквей – сразу Лютеранская (Германия), потом Кальвинистская (Франция, Швейцария и др.), Цвинглианская (Швейцария), Англиканская и позже другие.

6. С течением времени лидеры государств, заинтересованные в укреплении своей «государственной религии», как и раньше, поддерживали свою новую официальную церковь, даже если эта церковь снова становилась формальной и лицемерной. Соответственно, как и прежде, любые попытки обновленцев аналогично пресекались. А новых реформаторов и обновленцев также называли еретиками с соответствующими последствиями. Не секрет, что ненадолго хватило Лютеранской церкви пребывать в духовном подъеме, когда люди с воодушевлением шли в бывшие формальные католические храмы, слушая оживленные проповеди и участвуя в новом формате богослужения, когда уже не нужно было поклоняться костям, изображениям каких-то, может даже и святых людей, покупать индульгенции и т.п. Прошло короткое время после смерти Мартина Лютера и некогда оживленные, пробужденческие церкви вновь начали пустовать по причине скучных проповедей и лицемерия нового церковного сословия священников.

Почему начинали появляться и распространяться менониты, квакеры, баптисты, пятидесятники? Да потому, что лютеранская/протестантская государственная церковь, некогда горевшая духом, некогда стоявшая за евангельскую истину, постепенно превращалась в традиционную, формальную, безжизненную официальную церковь, которая нуждалась в обновлении.

Вот мы и подошли к нашим вопросам:

Реформация: наш ли это праздник?

С одной стороны – ОБЯЗАТЕЛЬНО НАШ! Sola Scriptura! Sola Fide! Sola Gratia! (Только Писание! Только Вера! Только Благодать!) Там началось восстановление Христианской Церкви и приведение учения и церковных практик к Евангельскому/Новозаветному стандарту. Более того, Реформация оказала колоссальное влияние на развитие всего общества 16-го века во многих странах Европы, включая Великое Княжество Литовское, а это великое наследие для всех нас, рожденных на современных территориях Беларуси, Литвы, большей части Украины, западной России и восточной Польши. Это была страна «от моря и до моря» (выход был на Балтийское и Черное моря), где все говорили на старославянском языке. И именно 16 век, век Реформации, и был тем временем, которое называется «Золотым Веком», так как в то время Великое Княжество Литовское, вместе с другими странами Европы, охваченное обновленческим духом Реформации изменялось и выходило на высочайший уровень во всех сферах жизни. Именно протестантская этика труда (трудолюбие, личная ответственность за качество и др.) позволила стране быть в авангарде передовых стран того времени. Я лично общался с ведущими историками Беларуской Академии наук в Минске, спрашивал их мнение в отношении книги Станислава Акинчица «Золотой Век Беларуси». Не со всеми заключениями религиозного характера они соглашаются, но признают правильность изложенных исторических фактов, что это на самом деле было Золотым веком - временем максимального расцвета всех сфер жизни народа, по отношению к развитию других стран 16 века.

В то время как в странах западной Европы была разруха по причине религиозных войн, в Великом Княжестве Литовском была самая высокая на то время веротерпимость, бурное развитие образования, культуры, книгопечатание и производственный прогресс. Мало кто знает, что Отцы основатели Американской нации, не с чистого листа писали Декларацию о Независимости и Конституцию. Одним из источников их идей был Статут (Свод законов) Великого Княжества Литовского, откуда и извлекали они идеи свободы для каждого гражданина.

Учитывая все позитивные последствия Реформации, очень приятно считать себя потомком, имеющим такое наследие. Именно по этой причине и считаю достойным поступком – присоединиться к празднованию 500-летия Реформации! Но здесь мы подходим к следующему вопросу:

Что именно мы празднуем, говоря, о праздновании 500-летия Реформации?

Если мы празднуем «основу» Реформации – «Только Писание! Только Вера! Только Благодать!», то это прекрасно, но почему мы тогда не празднуем и другие реформации, хотя и меньшие по размаху, но по учению или церковной практике ближе к нам, чем лютеранская церковь 16-го века?

Или же мы готовы праздновать не только религиозную Реформацию, а (как это и было 500 лет назад) изменение и государственного строя и социальные, культурные, экономические преобразования?

Более того, а как насчет «неприятных» аспектов Реформации, о которых некоторые  христианские лидеры предпочитают умалчивать, ведь только изучающие историю знают, что первые реформаторы не только поощряли военные действия, но некоторые и сами участвовали в них. Более того, они, как и католики, также убивали тех, кого считали еретиками, включая анабаптистов, практиковавших как и мы, водное крещение с полным погружением. А что делать с антисемитизмом Мартина Лютера? Да и распитие алкогольных напитков они не считали пьянством. Вот и появляется вопрос – это мы тоже будем праздновать? Или будем выборочно – то, что нам подходит, отпразднуем, а что не подходит, сделаем вид, что этого не было?

А может, есть праздники, которые нам, христианам Веры Евангельской, ближе, чем Протестантская Реформация? Почему бы не отпраздновать то, что ближе нам по учению и религиозной практике?

Даже православные признают существование примеров говорения на иных языках. Святитель Иннокентий в 1860 году совершал литургию на чувашском языке, совершенно не зная этого языка. Православные толкуют это и другие похожие происшествия как отдельные случаи, когда этого действительно требовала необходимость и являлось пользой для церкви. Грузинский иеросхимонах Иларион (умер в 1864 г.), зная только грузинский и турецкий языки, иногда очень хорошо мог говорить по-гречески и по-русски. А когда у него спрашивали, как это происходит, он говорил: «Я не знаю, как говорил, но Господь, видя нужду, подал тебе разуметь мою беседу так, что я как бы заговорил по-русски, а на самом деле я не знаю, как».

В середине 17-го века в среде Православия появляются Хлысты. И вот как их описывает Википедия – «одно из старейших русских внецерковных религиозных течений (сект), экстатическая разновидность духовных христиан…», которые во времена «радения» также говорили на непонятных языках. Не обращаем внимание на их некоторые странные практики, но ревность о святости и очищении  у них налицо!

В начале 19-го века в православной среде возникло течение «постников» под руководством тамбовского крестьянина Аввакума Ивановича Копылова, который возродил авторитет Библии и для духовного роста предписывал практику постов. Может эту дату тоже как-то следует нам отпраздновать?

В западном/католическом, а позже протестантском христианстве есть также множество задокументированных свидетельств говорения на иных языках, пророчествах и других проявлениях даров Святого Духа. Иустин Мученик (100-165 года) в сочинении «Диалог с Трифоном» пишет, что «пророческие дарования остаются с нами и по сей день».  Ириней (120-205 года) в книге «Против ересей» пишет о том, что он слышит о многих братьях в церкви, которые имеют пророческие дарования и говорят на иных языках. Известный египетский монах Пахомий Великий, как задокументировано, - мог иногда чудесным образом говорить на греческом и латинском языках. (Acta sanctorum, Catholic Source, May III, 319-342). Испанский католический монах Святой Доминик (1170-1221) после молитвы на удивление слушателей мог проповедовать на немецком языке. Иные языки и глоссолалия практиковались позже в среде квакеров, гугенотов, янсенистов (движение в католической церкви, члены которого выступали против реформаторов), трясунов и т.д.

«Малёванцы – группа духовных христиан, течение в баптизме, возникшее в Российской империи в конце 80-х годов XIX века и распространенное, в основном, в Киевской, Херсонской и Минской губерниях. Течение вышло из штундо-баптизма, однако, несмотря на свой рационалистический характер, приобрело четкие мистические черты, и в этом отношении приближается к хлыстам…» (Википедия). О них также сказано, что они строго соблюдали посты, во время радений пели и говорили на неизвестных языках. Согласно историческим данным («Киевская мысль», 1913 год) в 1884 году Кондратий Алексеевич Малёванный уходит из православия, при большом стечении народа крестится «по баптистскому обряду» и самостоятельно принимается за изучение Библии. Вот и вопрос – почему же мы не празднуем 133-летие духовного движения Малёванцев? Они же ведь ближе к нам, христианам Веры Евангельской, чем те же реформаторы Лютер, Кальвин и другие?!?

* * *

Ответ до банальности прост – дело в том, что Реформация победила во всех аспектах – и религиозном, и политическом, и экономическом, и социальном. А историю, как известно, пишут победители. А победители не скупятся на превозношение своих заслуг, подчистку «нежелательных» фактов, не останавливаясь  в очернении любых положительных сторон побежденных, в которых побежденные зачастую превосходили самих победителей.

Читаешь о тех же «сектантах» - малёванцах, хлыстах, духоборах, молоканах и других, - они ревновали о духовности и святости, в отличие от служителей «официальных церквей», старались жить богобоязненной жизнью, постились, горячо молились, изучали Библию. Казалось бы, что таких людей руководство «официальных церквей» должно было бы приблизить к себе, позволить этим ревнителям освящения церкви зажигать этот огонь пробуждения как можно больше и чаще. Но вместо этого - что мы видим на страницах истории? Духовные движения, которые не победили в противостоянии с «официальными церквями» были объявлены сектами, ересями и, естественно, среди множества позитивных сторон, которые отсутствовали в «официальной церкви», всегда находилось что-то неприемлемое. И по причине этого все движение объявлялось еретическим. После чего и начиналось истребление еретиков.

Кто-то из радеющих попал в психбольницу и поэтому все движение со всей духовностью, ревностью и добродетелями объявляется опасной ересью. Но никто не задается вопросом – неужели из священников «официальной церкви» никто никогда не попадал в подобные заведения? Так почему же никто не закрывает «официальную церковь»? Опять всё до банальности просто – потому что «официальная церковь» победила в противостоянии, и как победительница оправдывает правильность своей духовности, умалчивая свои грехи, и одновременно «раздувая» что-то найденное у радеющих.

Почему же «официальная церковь» не хотела сделать нечто наподобие «мягкой реформации» в среде своих священников, чтобы люди увидели, что не у каких-то «сектантов» есть духовность, святость, дерзновение, дары Святого Духа и изучение Библии, а у них самих есть всё это? Были попытки, и трудно найти виновного в том, что эти попытки уничтожались на месте. Наверное, такова природа всех людей, даже самых чистых и святых, что как только появляется кто-то более духовный, более ревнующий, более способный, более молящийся и постящийся, то тут же срабатывает некая самозащита «официального служителя». И служитель под бременем официальности понимает, что его позиция при появлении таких людей требует от него либо возревновать и достичь еще более высокой духовности, чем те ревнующие простолюдины, либо нужно искать какие-то зацепки, чтобы обвинить в чем-то тех радеющих. А также объявить их недуховными еретиками, сектантами, чтобы окружающие люди снова увидели в тебе, «официальном служителе», самую высокую духовность.

А мы продолжаем задавать неудобные вопросы:

Праздновал ли Мартин Лютер 500-летие Великого Раскола, когда Христианская Церковь ради очищения и обновления, разделилась на западную Римско-католическую и восточную Православную церковь?

Почему же он не праздновал? Это же была тоже своего рода Реформация??? Может он просто понимал, что нужно не празднование чужой реформации, а работа над СВОЕЙ Реформацией? Был бы толк, если бы Мартин Лютер отпраздновал 1200-летие Монтанизма и продолжал жить жизнью, которой жил до празднования?

И простите меня за слишком щепетильный вопрос - а не станут ли все участники празднования теми, кто всем своим видом скажет: если бы эти великие реформаторы появились в наше время и начали поднимать церкви на новый духовный уровень, то мы тут же присоединились к этой Новой Реформации? И не похоже ли все это на новозаветных фарисеев, о которых Иисус Христос говорил: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков; таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков; дополняйте же меру отцов ваших». (Матфея 23:29-32)?

Почему же в наше время, когда современные церкви любых деноминаций остывают духовно, теряют свое главное предназначение – спасать души, и в тоже время противятся любым проявлениям реформации или обновления, считая себя самой истинной или постоянно истинной церковью? И ведь всегда находятся оправдания и объяснения теплого состояния церкви, постепенного сокращения церквей и верующих в церквях некоторых стран. И почему-то всегда виноват кто-то другой, а у них в церкви якобы все хорошо и нет нужды в обновлении - реформации!?!?

Возьмем, к примеру, даже одно из наших, пятидесятнических пробуждений. Наверное 99,9 % христиан полагают, что во время так называемого «Таллинского пробуждения» старшие служители церкви стояли во главе пробуждения. Но, когда знакомишься с этим пробуждением поближе, то, к собственному удивлению, от очевидцев узнаешь, что сами служения, на которых проходило это пробуждение с реальными действиями даров Святого Духа были по субботам, до или во время спевки хора с участием регента, младших служителей церкви и приезжих гостей. А среди начальствующих епископов братств и старших пасторов церквей имелись разные мнения в отношении этого пробуждения, что соответственно выражалось в «осторожном неучастии» и неохотном переносе пробуждения в свои церкви. Задаешься вопросом – почему же так? Почему любое пробуждение/реформация/обновление  в лучшем случае  просто не воспринимается, а в худшем случае – сразу же запрещается священниками/служителями, которые, как и всегда в истории, ищут и находят нечто такое, за что можно это движение за обновление объявить ересью. Да, были и ереси, которым нужно было твердо противостоять, но были и искренние попытки обновления с малозначимыми необычными особенностями, наподобие радений, падений, которых не было в практике «официальной церкви», и которые возможно и выглядели странно, но не являлись еретическими.

Не секрет, что некоторое время до этого было бурное развитие баптизма. И не секрет, что когда баптистские церкви начали становиться «официальными», охладевать в ревности (что они, естественно, не признают), то и появились новые «радеющие», ставшие пятидесятниками. Те, в свою очередь, остановившись на говорении на иных языках, препятствовали попытке обновленческого движения харизматов, которые пытались идти дальше в ревновании о духовных дарах. К сожалению, как оказалось позже, мало кто из называющих себя харизматами может похвалиться большими действиями духовных даров, чем «религиозные» пятидесятники. И, тем не менее, где сейчас современные харизматы? Они уже тоже стали «официальной церковью» со своими религиозными обрядами, традициями, устоявшимися правилами и порядками. И можно с уверенностью утверждать, что при появлении очередной попытки реформации, прежние реформаторы станут консерваторами, оберегающими свою паству от «опасной ереси» радеющих обновленцев. Такова, наверное, наша человеческая природа,  желающая обновления, и одновременно делающая все, чтобы привычное оставалось неизменным и обновление не осуществилось. Новое всегда пугает неведомой непредсказуемостью. Более того, все всегда пугаются вопроса: «если это обновление от Бога, то мне же придется признать, что я все это время что-то думал, говорил и делал не совсем правильно»? Необходимость признания своего теплого духовного состояния и небольшой духовности провоцирует даже искренних христиан к нежеланию принимать обновление, в котором всегда будет присутствовать что-то новое, непривычное.

И последний вопрос к размышлению:

Каким мы хотим видеть итог, последствия празднования 500-летия Реформации?

Представим себе конец 2017 года: евангелисты-туристы проехались по странам Западной Европы, насмотрелись на старые, пустующие церкви, где когда-то была жизнь, и вернулись домой. Что изменится? Захочется ли кому-то на самом деле «вернуться к истокам Реформации»? Может захочется повторить процесс реформирования современного теплого христианства? А может по примеру Мартина Лютера, Кальвина, Цвингли и других, захочется реформировать гражданскую, общественную жизнь? В ревностном духовном порыве дать новое движение искусству, образованию, науке и даже методам ведения бизнеса? Почему бы и нет, ведь если это происходило в истории много раз, то может произойти и в наши дни!!! Или же вся эта Великая Реформация, как и празднование 500-летия Великой Реформации, превратится в Великие Поминки и так и останется пылиться в виде туристических буклетов в некогда церковных зданиях, а ныне светских музеях исламизируемой территории западной Европы под молчаливое бездействие вымирающей церкви, которая и далее продолжает считать себя «истинной», «духовной»?

Или возможно в программу празднования будет входить не только паломничество по музеям, но и пробудительные служения, на которых христианские туристы будут иметь возможность покаяться в тёплости своего духовного состояния, реально зажечься Духом Реформации, и в них произойдет обновление ума и они не только узнают информацию о Реформации, но и сами лично переживут эту Реформацию в своем сердце?

А может зря мы задаем так много «лишних» вопросов?

А может сотни, тысячи служителей и простых христиан вернутся с празднования 500-летия Реформации обновленными и прибьют на дверях своих церквей свои «95 тезисов», обличающих лицемерие, духовное безделье, бессилие, погружение в суету, сплетни, отсутствие ревности и горячих молитв. И начнется не чья-то Реформация, а НАША, НАСТОЯЩАЯ РЕФОРМАЦИЯ И ПРЯМО СЕЙЧАС!?!

И снова, как 500 лет назад, люди побегут в церковь и задолго до начала богослужения будут пребывать в благоговейном ожидании особого действия Божьей благодати. И снова, как тогда, христиане начнут горячо молиться и всем сердцем вникать в Слово Божие; и снова, как тогда, будут готовы жертвовать, посвящать себя для служения вспоможения;… и снова, как тогда, одни будут с удивлением замечать сверхъестественные, неоспоримые действия благодати Божией, а другие будут насмехаться, говоря, что они напились сладкого вина, и снова, как тогда… и снова, как тогда…

А может и нет – пусть это будет не «как тогда», а будет то, новое, особое излияние силы Святого Духа, о чем свидетельствовали пророки и апостолы: «И будет в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут. И на рабов Моих и на рабынь Моих в те дни излию от Духа Моего, и будут пророчествовать. И покажу чудеса на небе вверху и знамения на земле внизу…» (Деяния Апостолов 2:17-19)

«Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы». (Марка 16:17-18)

И тогда вдруг и у других верующих откроются глаза к уразумению Писания «ревнуйте о дарах духовных…» (1 Кор. 14:1), «Ревнуйте о дарах больших» (1 Кор. 12:31) и наступит новое духовное обновление Церкви Христовой с последующей ревностной проповедью Евангелия со знамениями и чудесами, чем некогда и подтверждалась проповедь Апостолов в новозаветной церкви.

* * *

«тогда как ты простираешь руку Твою на исцеления и на соделание знамений и чудес совершалось именем Святого Сына Твоего Иисуса…» (Деян. 4:30).

«… и много чудес и знамений совершалось через Апостолов» (Деян. 2:43)

«Руками же Апостолов совершались в народе многие знамения и чудеса… Верующих более и более присоединялось к Господу» (Деян. 5:12-14)

«ибо не осмелюсь сказать что-нибудь такое, чего не совершил Христос через меня, в покорении язычников вере, словом и делом, силою знамений и чудес, силою Духа Божия, так что благовествование Христово распространено мною от Иерусалима и окрестности до Иллирика» (Рим. 15:18-19).

Постскриптум:      

Изучая Историю Христианства и принимая во внимание всё вышесказанное, можно признать, что между Пятидесятницей и Азуза-стрит не было таких масштабных проявлений даров Святого Духа и говорения на иных языках, но никто не сможет опровергнуть факты, что время от времени в разных странах такие случаи были на протяжении всей Истории Христианства. Не всё документировалось, не всё представлялось правдиво «официальной церковью». Но, одновременно, если не учитывать некоторые необычные практики, никто из «официальной церкви» не может доказать, что «официальные верующие» были более ревностные, более чистые, святые, чем те радеющие, пусть даже и сверх эмоционально, пусть даже не совсем богословски «подковано», но радеющие за святость, чистоту. Это и настораживает, и одновременно разочаровывает, и удивляет… и  смиряет, и … заставляет задуматься – а вдруг в скором будущем и передо мной встанет выбор – буду ли я на стороне «официальной церкви», которая находясь в духовном теплом состоянии, будет оправдывать свою «истинность». Или же встану на сторону грядущих реформаторов, у которых обязательно что-то будет «не так», но которые будут чище, святее, ревностнее? Или же все-таки как-то можно будет оживить «тепленькие» «официальные» церкви, чтобы не стать «еретиком», а влиться в новое, обновленческое движение внутри этой «официальной» церкви? Хотя тоже ведь приходят сомнения - ведь за «официальной церковью» столетия, тысячелетия опыта взаимоотношений с «обновленцами». И не всегда радеющие заканчивали так хорошо как начинали, иногда просто потому, что не имели богословской «подкованности», какой обладает «официальная» церковь.  В общем, продолжаем ревновать о дарах Святого Духа и размышлять!

ДВА Р. – 1) Ревновать о дарах Святого Духа и 2) Размышлять о путях Божиих, которые выше путей наших, человеческих, смертных! Отче наш, Сущий на небесах … Пусть расступится вечность, может мы узреем то вечное, неизменное, способное обновить нас без ухода в крайности. С одной стороны крайности странной супердуховности, с другой крайности самоуспокаивающей беспечности, лени и лицемерия «официальной церкви». Отче наш, Сущий на небесах… помилуй нас … И чего дальше желать, о чем молиться – гряди Реформация!?!? Или успокоить себя, что «все у нас хорошо», «зачем тебе это нужно?», «ищешь приключений?» и т.п. Знаю, что есть в Южной Америке, Африке, и даже на ближнем Востоке страны, где не только в пятидесятнических церквях, а и в католических, харизматических и других идет пробуждение! Люди РЕАЛЬНО каются, оставляют прежний греховный образ жизни и становятся истинными христианами! На фоне их пробуждений мы выглядим, как «убаюканная благоденствием» тлеющая церковь. Или может я не прав, может мы только с виду такие тепленькие, а из нашего чрева вытекают реки воды живой и действуют дары Святого Духа? И не только Церковь Христова, а весь физический мир изменяется вокруг нас и Царство Божие распространяется во всех аспектах?

«Даруй боящимся Тебя знамя, чтобы они подняли его ради истины…» (Пс. 29:6)

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Иногда, по примеру Творца, ревновать нужно!!!

Дмитрий Силюк