Когда ты умирал в последний раз?…

«Я каждый день умираю: свидетельствуюсь в том похвалою вашею, братия, которую я имею во Христе Иисусе, Господе нашем.» (1Кор 15:31)

Словно острое лезвие, этот стих вскрыл огрубевшую кожу моего духовного человека. Как-то незаметно наше исповедание умеет превращаться в набор моральных директив, обычай посещать собрания и молиться перед едой, но при этом терять то, что терять нельзя. Что же побуждает нас так грубо пренебрегать самой сутью христианского пути?

Ответ очевиден — лукавство испорченной человеческой природы. Наше естество, пусть и неохотно, но всё же смиряется с необходимостью некоторых ограничений страсти и похоти. Но оно делает всё возможное для того, чтобы увести нас прочь от мысли о неизбежности каждодневной смерти для греха. Для любителей мыслить — околохристианская философия, для трудоголиков — служение, служение, служение. Мы отчаянно храним в себе жизнь, которая должна периодически прекращаться, а однажды остановиться навечно. Вместе с этим, мы теряем перспективу той истинной жизни, которую нам желает дать Господь.

Это парадоксальное бегство от смерти необходимой приводит к смерти той, от которой Иисус нас избавил на кресте. Понимание такого вопиющего общечеловеческого, и нашего личного безумия, отрезвляет, но опять же не гарантирует успех. Крайняя испорченность умеет продолжать своё грязное дело с показными воздыханиями и библейскими цитатами на устах. Это и есть действие греха, так уродующее наш здравый смысл, что все правильные мыслительные алгоритмы неизбежно будут прерваны очередной «ошибкой», а итогом рассуждения опять не станет настоящее покаяние.

Лично я совершенно убеждён в том, что только сверхъестественное действие Бога прерывает порочный круг наших мыслей и действий. В этот момент нам суждено испытать страх, предсмертные муки, тупую боль, холод, и радость воскрешения с торжеством духа. Именно это постоянное прохождение через смерть делает меня живым, и если этого нет, то от запаха собственной мертвости я никуда не скроюсь. Это не тюнинг христианства, и не крайне фанатичная форма его проявления. Это его центральная мысль, условие, соблюдение которого делает возможным исполнение большинства Божьих обетований.

Каждого из нас Дух Божий приводит к черте, за которой ничего для плоти, но всё для духа. Сколько раз ты стоял на краю, не сделав последний шаг полной веры в воскресение? Когда в последний раз мы с тобой умирали? И не вздумай называть смертью эту жиденькую аскезу, которую ты вывесил на фасад своего исповедания, доказывая себе и окружающим свои «страдания».

Дорогой читатель, ты ведь точно понимаешь о чём я пишу. От каждого, вновь прошедшего смерть, исходит аромат обновления, детская простота, смирение, мудрость, любовь. Не пытайся выдавливать эти качества из своей крайне живучей, априори мёртвой плоти. Иди на смерть, и черпай в Духе всё богатство веры, силы, и любви.

Когда ты умирал в последний раз?…

 

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Снова о десятине или как не быть бабловедником... и Дух Иезавели или мужское женоподобие