Мы теперь "свои" или "Объятия вечности". Снова в хоспис

"Мы обязательно придем еще! Пожалуйста, дождитесь!" (Оксамита)

В машине перед входом в хоспис — молитва. Горячая, со слезами: "Господи, даруй нам быть Твоими руками, чтобы обнять этих людей! Для некоторых из них это будут последние объятия на этой земле…! Дай нам быть Твоими устами — ведь каждое слово может быть решающим! Дай нам передать им Твою любовь!"

Пустой коридор, сдержанные взгляды медсестер... Знакомые палаты, койки. В этот раз было много пустых коек. Проходя мимо них, я отчетливо вижу людей, которые на них лежали. Удивительно, как память моментально возвращает в тот день — месяц назад. И детская наивная мысль: "Почему так несправедливо? Кровать — здесь. Она осталась на этой земле и продолжает стоять. А человека... ЧЕЛОВЕКА УЖЕ НЕТ!"

В первой палате — радость! Мужчина Валентин, с кудрями, который молился с нами месяц назад — жив! Продолжает лежать там, даже похвастался, что уже может поднять ноги, лежа на кровати... Старательно разминает руки, улыбается. Я помню, как тогда он держал спину, всем видом показывая, что он тут ненадолго... Больше всего он хочет вернуться домой. Мы помолились об этом, и он попросил, чтобы мы приходили еще.

- Обязательно придем! Слышите? Обязательно!

Мы теперь СМЕЛЕЕ. Когда прощаемся с ними, в словах заключаем максимум веры. Очень крепко, запечатывая каждое слово, внятно говорим: "Мы обязательно придем, чтобы увидеть Вас еще раз!" Мы цепляемся за эти слова, а они цепляются за жизнь — такую хрупкую, непонятную, порой несправедливую, жестокую... ЖИЗНЬ!

Еще одна женщина по-прежнему там, и, увы, по-прежнему не подпускает нас к себе. Мы оставляем воду и открытку с молитвой. Продолжаем "стучать", продолжаем верить.

Зоя Александровна. Лежала на боку, глаза очень глубокие... Я заметила, что уже могу сказать, смотря на людей, давно ли они тут, или только прибыли. Зоя Александровна лежит здесь всего неделю. Живет на обезболивающих. Бывают случаи, что люди обнаруживают рак поздно, когда он уже поражает все тело... И тогда медицина предлагает только обезболивание. Мы молились. Молились! Молилась и она. Господи! Ты создал эти глубокие глаза, ты знаешь ее лучше, чем ее дети. С первого взгляда мы поняли, что она ХОЧЕТ ЖИТЬ.

Мы теперь УВЕРЕННЕЕ. Когда прикасаемся к телам, верим, что через наши руки прикасается Господь. Он обещал. И Он верен. А больше ничего не хотим знать.

Еще одна женщина все еще здесь! Галина. Она сидела в коляске в плохом настроении. Мы вместе помолились о потоке исцеляющей силы, и она заметно воспряла. Наше очередное: "Мы обязательно придем к Вам!" - и ее очередное: "Приходите!"

Интеллигентный мужчина лежа читал книгу. Увидев нас, вскочил, поправил футболку. Я начала разговор. Медсестра:

- Он не говорит!

И тут я увидела на шее большую сквозную дыру. У него удалена трахея. Почти шепотом я спросила, как его зовут, может ли он написать, и тогда он неожиданно выдохнул:

- Анатолий!

- Ну вот видите, Анатолий, Вы можете говорить!

Потом мы молились, он одел очки, и мы вместе — я вслух, а он мысленно — произнесли благодатную молитву. После молитвы он заулыбался так, что мне так захотелось его обнять!!! Вот они — объятия, о которых мы просили в машине! Объятия счастья, объятия вечности…!

Потом он начал говорить... Это было мало похоже на голос, однако, удивительно, но мы его понимали! Он говорил о боли - и мы молились, чтобы она ушла...

"Мы обязательно придем еще! Пожалуйста, дождитесь!"

Женщина с пушком на голове! Как приятно узнавать эти лица!

- Анна Евгеньевна, здравствуйте, помните нас?

- Конечно помню! - тихий-тихий шепот и глаза-огоньки..., попросила помолиться о ногах, и (ну, конечно!) прийти еще.

Мы теперь "СВОИ"...

Свои в этом отделении палиативной терапии, хосписе. Да, свои, потому что эти люди незаметно проникают в самое сердце! Такие разные судьбы, такие красивые глаза, такие глубокие взгляды, такие милые голоса! Как сильно, Боже, как сильно Ты любишь их! И нам незаслуженно Ты даешь пережить эту любовь! Эта любовь ни на минуту не перестает литься с небес — через нас!

Мы теперь ТВОИ, Господи! Уже не мы живем, а Ты — в нас.

Живешь для них — таких хрупких, ждуших и надеящихся...

МЫ ТЕПЕРЬ ДРУГИЕ...

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Час длиной в вечность или второй визит в хоспис и Мисс "Вьет во Дао" или "Мое явное преимущество с Неба"

Оксамита