Час длиной в вечность или второй визит в хоспис

Мы уверенно вошли в коридор, уже зная, куда идти. Занесли в специальную комнату памперсы и пеленки. Взяли воду и открытки с молитвами, и начали наш... как бы сказать — обход?.. Нет, посещение больных хосписа.

Посещение... Часто люди говорят о посещении ангелов, Божественном посещении. В этот раз мы настольно были пронизаны состраданием и Божественной любовью, что можем назвать этот визит по-се-ще-ни-ем. Посещение свыше. Спасибо тем, кто в молитве, в пожертвованиях, в поддержке участвовал в этом посещении!

Прошел месяц. В палатах — новые люди. И это печально говорит об одном: тех, с кем мы молились месяц назад, уже нет среди живых. Мужчина с большой опухолью на шее, женщина средних лет с огромными глазами, ухоженный мужчина-коммунист... - их лица стоят перед глазами.

Серые глаза-огоньки, круглая голова практически без волос. Эти глаза притянули нас мгновенно. Мы начали разговор, внимательно прислушиваясь к слабому голосу... Она молилась, старательно произнося каждое слово. Цепко схватилась за открытку со словом "Живи"... Также крепко она держалась за саму жизнь. Когда мы уходили, через приоткрытую дверь мы опять увидели эти серые глаза. Тонкие мраморные руки все так же крепко держали нашу открытку.

А еще — Владимир Николаевич. Седовласый красивый старик. Если бы я была художницей, обязательно написала бы его портрет. Вьющиеся волосы, голубые (даже слишком голубые) глаза. Он не лежал, сидел стройно, не позволяя себе сутулиться. Всем видом говоря: "Я здесь ненадолго...". Какой красивый голос! Во время молитвы раскатами небесных нот он полетел в небеса к самому подножию Божьего Трона.

Они все просят молиться о здоровье. Многие — не о своем. У каждого есть любимые люди. Мы аккуратно спрашиваем, приходят ли они. Приходят. В некоторых палатах были родственники. Они незаметно жались в угол, со слезами наблюдая за нами. Столько любви и отчаяния! Господи, ну почему так много боли и отчаяния???

Смуглая красивая женщина... С нескольких попыток ей удалось назвать свое имя. Ольга. Она страдала от боли, молодая девушка, ее дочь, ухаживала за ней. Удивляясь силе сострадания, которая переполнила меня, я наклонилась близко-близко к смуглому лицу и шептала: "Ольга, видьте себя встающей! Все должно быть хорошо! Господь близко!"

Она внимательно слушала. Когда мы молились, дочка плакала, а мама вся отдалась молитве. Голос становился крепче и крепче. Она понимала, что говорит очень важные слова. Эти слова важнее самой жизни! Да, это слова, которые переводят из жизни в... жизнь!

В коридоре лежала маленькая женщина с копной волнистых волос. Еле слышно она сказала: "Зина...". В полусознании она лежала на краю кровати. Мы начали молиться. Она с трудом приоткрыла глаза и с испугом произнесла:

- Это конец? Вы молитесь, потому что я — уже все?

– Нет, что вы! Не конец! - взволнованно сказала Алена. Мы просто молимся за вас!

Она почти беззвучно молилась вместе с нами. А потом — это было потрясающе — она начала молиться сама! Это был прекрасный поток, лившийся из самого сердца. А мы стояли и молча слушали эту изумительную хвалу уникальной души, заключенной в страдающее тело...

Люди... Каждый из них соткан Божьей любовью, создан, чтобы жить. Несколько человек, с искаженными лицами от боли, так и не заговорили с нами. Жестокая боль, стеной стояла между ними и нами. За них мы молились, уже выйдя из хосписа.

Мы оставили там часть своих душ и сердец. Мы поняли, что туда невозможно не прийти опять! Эти глаза, руки и сердца нуждаются в по-се-ще-нии. Бог протягивает Свою отцовскую руку, чтобы навсегда заключить их в Свои объятия. И даже сама смерть бессильна против таких объятий.

Наша маленькая роль — взять их обессилевшие руки и протянуть навстречу небесам...

В этот раз мы понимали, что наш час здесь будет длиться вечно, потому что через месяц многие люди в эту вечность перейдут. Храни их, Боже! Крепко держи в Твоей руке!

А мы? Мы придем опять, чтобы сделать то, о чем непрерывно МЕЧТАЕТ НЕБО...

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Мисс "Вьет во Дао" или "Мое явное преимущество с Неба" и Записки из Хосписа. Первый визит. Между землей и небом... МЫ!

Оксамита